- Какие такие подписи? - поинтересовалась все же Лидия Павловна, приоткрыв дверь.

- С просьбой о выселении Серафимы Богдановны, - твердо сказал молодой человек.

Лицо женщины скривилось.

- Да что ты себе позволяешь, мальчишка! - лицо ее покраснело от гнева. - Она же тут 50 лет живет, считай, папки-то твоего еще в проекте не было, когда ей здесь квартиру дали! Ветеран труда! А ты - выселить!

Павел глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Подобный диалог у него происходил в этот день даже не в третий-четвертый раз.

- Послушайте, вы все правильно говорите. Но прошу, выслушайте меня. Я и сам здесь с рождения живу, Серафима Богдановна меня еще дошкольником конфетами угощала. И я с большим уважением к ней отношусь. Но ей почти 90 лет! Ей нельзя жить одной. Вы знаете, как она меня называет, когда мы здороваемся?

- Как?

- Петей. С отцом моим она меня путает.

- Да, честно сказать, она и меня с мамой покойной путала пару раз, - потупившись, призналась Лидия Павловна.

- Понимаете? На прошлой неделе чувствовали запах газа в подъезде? Это из ее квартиры пахло! Поймите, она ведь может так весь подъезд подорвать!

- Страсти-то какие… И что делать? Не выселять же старого человека…

- Да я на самом деле не этого добиваюсь. Я узнавал, у Серафимы Богдановны в Казани живет племянница. С этими подписями мы можем пригрозить ей судом и потребовать, чтобы она как наследница ухаживала за пожилой женщиной или забрала ее к себе.

- Ничего себе! А эта вертихвостка, значит, сидит себе спокойно, за старой тетей не присматривает, ждет, когда та помрет и квартира ей достанется? Давай свою бумажку, подпишу.

- Спасибо, Лидия Павловна.

Задуманное Павлу удалось довести до конца. Собрав подписи, он вместе со старшим по дому сумел объяснить племяннице Серафимы Богдановны, что будет, если не принять меры. Через несколько недель племянница забрала престарелую родственницу к себе.

Павел вздохнул спокойно, но, как оказалось, напрасно. В однушку Серафимы Богдановны вскоре въехал молодой парень, ровесник Паши. Из сплетен соседей выяснилось, что квартиру ему подарили родители. Вначале новый сосед никак себя не проявлял, но вскоре сбылись самые плохие ожидания.

Квартира парня превратилась в самый натуральный притон. Полуночные гулянки с пьяным ором и громкой музыкой стали случаться почти ежедневно, перемежаясь какими-то девичьими истериками с битьем посуды. Да и не в одном только шуме было дело - в гости к новому соседу приходили люди, напоминавшие не просто пьяниц, а самых что ни на есть уголовников. Дожидаясь хозяина квартиры, они запросто могли расположиться на лестничной площадке, распугивая женщин и детей.

К счастью, дальше подобного «морального террора» дело не заходило. Но в один из вечеров, после того как гости соседа, не дождавшись его, наконец ушли, Паша, спускаясь по лестнице, ощутил явственный запах горелой «химии».

- Только наркоманов нам  не хватало... - с грустью подумал он.

Вызов наряда полиции во время одной из ночных вакханалий действия не возымел. Музыка затихла буквально на полчаса, а потом стала даже громче, словно сигнал соседям: «Будете знать, как вызывать полицию».

Более того, на следующее утро у подъезда Павла подкараулили трое неприятных типов и пару раз ткнули ему под ребра.

- Нам менты сказали, что это ты их вызвал, - объяснил один из них. - Так делать нехорошо, понял?

Павел уже отчаялся, не зная, как быть, когда ситуация решилась сама собой. Импульсом для этого послужило пьянство, но, что удивительно, не новых соседей. Этажом ниже Паши жила одинокая женщина. Ее сын недавно вернулся из армии. Мать тогда очень радовалась возвращению возмужавшего отпрыска, но тот повел себя не так, как это делают, когда хотят порадовать родителей. Работу парень искать даже не пытался, «гулял дембель», причем делал он это почти полгода.

Закончилась эта нехитрая история тем, что, вернувшись домой с очередной попойки, он проиграл в неравной борьбе с дверными замками и уснул прямо перед своей квартирой с ключами в руках. Проходящий мимо посетитель притона, увидев это, взял ключи и преспокойно вошел в квартиру. Покидал он ее, уже пополнив карманы золотом и сбережениями несчастной матери молодого пьянчуги. К счастью, та быстро обнаружила пропажу и вызвала полицию, которая уже через пару дней задержала вора. Тот тоже оказался не слишком умен - в квартире он изрядно наследил, а его отпечатки пальцев оставались в полицейской базе еще с прошлого эпизода его веселой биографии.

«Дембель» после этого взялся за ум, а хозяин притона переехал от греха подальше. И все были счастливы, в том числе и Паша, пока в квартире не появился новый хозяин.

В отличие от предыдущих, он не нес угрозы соседям и обществу, а, напротив, был главой семейства и приятным с виду мужчиной. Одна беда - после предыдущих соседей квартира нуждалась в ремонте. И делал мужчина его днем, когда нормальные люди были на работе, а Паша, к его несчастью, отсыпался перед ночной сменой.

Пробуждение от шума перфоратора - штука неприятная. Паша долго обдумывал, как ему бороться с новым соседом. Ведь ремонт тот делал в разрешенное время, не придерешься.

- Да чего я придумываю? Есть ведь и нормальные люди, - решил наконец Паша и отправился к соседу с парой бутылок пива и копченым лещом.

Андрей - так звали нового соседа - оказался «своим» парнем. К гостинцам отнесся с энтузиазмом, к причине визита - с пониманием. После недолгих обсуждений мужчины договорились, что Андрей будет начинать работу на полчаса позже, когда Паше пора вставать.

- Так даже лучше будет, а то я от будильника на телефоне не всегда просыпаюсь, а от твоей дрели - гарантированно! - смеялся Паша.

Так он пару месяцев и просыпался от ставшего привычным шума. А в один день его вместо этого разбудил звонок в дверь. На пороге стоял улыбающийся сосед, протягивающий огромный советский будильник.

- Спасибо за понимание, сосед, - сказал он. - Больше я для тебя будильником не буду - пользуйся этим.