В марте 1910 года сын казанского лесопромышленника Шмелев основал предприятие «Аутотранспорт», купив три немецких грузовика грузоподъемностью до 400 пудов, на которых стал перевозить жителей и грузы из казанских слобод в центр города и обратно. Из года в год в городе становилось все больше и больше легковых автомобилей, причем самым престижным и модным было приобрести шикарный «роллс-ройс». Если раньше горожанам досаждали велосипедисты, предпочитавшие, по вполне понятным причинам, ездить по асфальтированным тротуарам, нежели по дорожной мостовой, то теперь бичом для обывателя стали мотоциклеты, нещадно коптящие и пугающие лошадей своим ужасным тарахтением. Естественно, городская дума была вынуждена обратить на данное явление особое внимание и постараться извлечь из этого факта какие-нибудь дивиденды для города.

Вскоре думой было опубликовано «Обязательное постановление о порядке движения в г. Казани автоматических экипажей». Собственно, постановление это явилось базовым для последующих Правил дорожного движения.

Автоматические экипажи допускались к эксплуатации только после осмотра и испытаний, проводимых ежегодно.

Управлять автомобилем имели право только совершеннолетние лица, «имеющие на то разрешение».

Автоматический экипаж не должен был «при движении по ровному месту шуметь и распространять дым или пар в значительном количестве».

Автомобиль должен был быть снабжен «двумя тормозными приборами, действующими независимо друг от друга» (для мотоциклетов допускался один тормозной прибор). Обязательным было наличие двух номерных знаков спереди и сзади «с белыми цифрами по темному фону».

Предусматривалось и освещение номеров «двумя фонарями в 32 свечи». Автомобилисты были обязаны «принимать все меры, чтобы лошади не пугались автомобиля», запрещались движение в городе со скоростью свыше 20 верст в час и «сигналы рожком».

Ну и конечно, был установлен сбор в пользу города: «1 рубль в год с каждой индикаторной силы автоматических экипажей и мотоциклетов».

А как же иначе?

 

Дядя Вася