О буднях поисково-спасательного отряда наша беседа со старшей «Школы «Лиза Алерт» и старшим поисковых групп Эльвирой Дорофеевой.

- Эльвира, что нужно знать и уметь, чтобы стать членом отряда?
- Наш девиз: «Помочь может каждый». Не обязательно быть мастером выживания и обладать навыками оказания первой помощи. Конечно, это не будет лишним, но всему можно научиться уже здесь. А вот иметь желание помогать и быть готовым постоянно получать новые знания необходимо. Работы много. И надо не только «вытаптывать» километры по болотам и чащам. Необходимо скрупулезно трудиться и в удаленном режиме. Например, выполнять обязанности оператора «горячей линии».

Будете принимать заявки, обеспечивать информационное сопровождение деятельности волонтеров, обзванивать больницы и так далее. Этой работой занимаются и мамы в декрете, и люди с ограниченными возможностями, и просто те, у кого нет времени на выезды. Знали бы вы, сколько времени и сил эти помощники сэкономили активу отряда! И практически каждый пришел сюда, ничего не умея делать. 

- А как вы сами попали в отряд?
- Это произошло осенью 2012 года. Ехала в автомобиле с работы домой и услышала по радио призыв на поиски пропавшей девушки. Место сбора находилось как раз по маршруту моего движения. До сих пор не понимаю, почему решила свернуть с дороги и присоединиться к поискам. Какой-то порыв. Подъехав, увидела несколько человек с ориентировками и молодого мужчину, объяснявшего, что нужно сделать. Мы долго ходили по грязным темным улицам и осматривали гаражи. Помню, как тогда замерзла. Отчаянно хотелось найти исчезнувшую. К сожалению, не получилось. Всех добровольцев отпустили домой. Через какое-то время увидела сообщение в соцсети о наборе новичков в «Лизу Алерт». Потом было много работы. Но однажды я сорвалась и покинула отряд. Пропавший ребенок, в чьем поиске принимала участие, был найден погибшим. Возможно, не выдержала нервного напряжения. Спустя 5 лет поступил звонок с предложением вернуться. И вот я снова здесь.

- Каковы основные направления деятельности отряда?
- Среди основных направлений работы - «горячая линия» по приему заявок, проведение лекций по безопасности в школах и детсадах, распространение ориентировок в соцсетях и так далее. Доброволец может самостоятельно выбрать направление, которое ему по душе, и стать частью доблестной команды.

Многие владеют двумя, тремя или даже четырьмя специальностями. Часто старший группы является также и инструктором «Школы «Лиза Алерт», а оператор - одновременно картографом и инфоргом. В некоторых группах опыт поисковой деятельности - необходимое условие для работы. Например, в группе СМИ и «Школе «Лиза Алерт» только те, кто сам принимают участие в поисках. Мы считаем знание поискового процесса крайне важным для того, чтобы рассказывать об этом другим.

- Сколько активистов объединяет ваше движение в Татарстане? 
- Не ведем учет, назвать цифры сложно. Здесь можно встретить и юную особу в розовой кофте с навигатором в руках, и брутального мужчину в камуфляже, что-то объясняющего в рацию. Единственное условие участия - это возраст 18 плюс, так как волонтеры сами несут ответственность за собственную безопасность.

- Сколько поступает от татарстанцев заявок на поиск ежемесячно и ежегодно? Многих ли удается найти?
- Летом пропавших больше. Если в январе этого года было принято 20 заявок, то в августе уже 76. Всего за 2019 год (по состоянию на 30 октября) к нам поступило 442 заявки. Из них 118 тревожных сообщений были получены по категории пропавших до 18 лет и 85 - по пожилым людям. По 33 обращениям пропавшие найдены погибшими. Причины - суицид или несчастный случай. 

По России цифры по пропавшим более пугающие. За 9 месяцев текущего года поступило 20078 заявок на поиск, из них 15193 имеют статус «Найден. Жив», 1438 - «Найден. Погиб». Остальные до сих пор не найдены. 

- В Татарстане почему чаще пропадают люди?
- В среднем к нам поступают три заявки в день. Однажды в течение суток пришло 9 заявок на поиск детей до 10 лет. Большая часть пропавших находится в тот же вечер. По одной или, может быть, по двум заявкам осуществляются активные выезды, особенно в летний сезон и сезон грибов. В осенний и весенний периоды, когда у людей с различными психическими и неврологическими заболеваниями случается обострение, также наблюдается рост числа пропавших. В основном теряются пожилые люди с деменцией. Иногда не можем помочь в связи с поздним обращением заявителей. Например, если человек пропал в городской среде пять дней тому назад. Максимум, что можем сделать, это повесить ориентировку и ждать обратной связи. Кроме того, обзвоним больницы. На самом деле людей пропадает значительно больше, чем регистрируем. 

- Самые потрясающие случаи?
- Из последних - запомнился поиск дедушки, который потом рассказывал, что слышал и даже видел наших поисковиков, но почему-то не откликнулся. Каким-то чудом его обнаружили в лесу наутро местные жители. До сих пор картина перед глазами.

Сидим в штабе, жутко мерзнем в двух тулупах, а наш дедушка прилег в лесу, закутавшись в самодельное одеяло из листьев в полиэтиленовом мешке. Поверьте, храню в памяти историю каждого человека, в поиске которого участвовала. Но, честно говоря, чаще вспоминаю наших поисковиков. 

Есть в отряде хрупкая девочка, которая бывает на всех выездах. Она никогда не жалуется на усталость. Остается бодрой, даже если уже третьи сутки без сна. Еще одну отважную активистку укусили сразу 20 ос в Нижегородской области на поиске пятилетней девочки. Искренне восхищаюсь нашими ребятами, толкавшими по колено в воде и по уши в грязи машины. Одна легковушка по дороге на поиск застряла в колее. Вторая, выехавшая на помощь, тоже крепко засела при попытке вытащить ее. Дружные усилия - и машины освобождены из грязевого плена.

- Сотрудничаете ли с правоохранительными органами? 
- «Лиза Алерт» не работает по заявке без зарегистрированного заявления в полицию.

- Где находите деньги и технические средства на развитие отряда?
- Никогда не берем деньги у людей. Многое из оборудования приобретено добровольцами на собственные средства, часть подарена неравнодушными гражданами. Расходные материалы - батарейки, скотч, бумагу - в знак благодарности за лекции для детей иногда приносят их родители. Бывает сложно объяснить, что признательность в денежном эквиваленте не принимается. Если хотите помочь отряду, список необходимого есть на сайте, приобретайте и приносите. Сотрудничаем с социально ответственным бизнесом, но дарители часто желают остаться анонимными.

- Что самое тяжелое в вашем деле?
- Это две буквы «НП» - «Найден. Погиб». Особенно горько, если речь идет о детях. К такому привыкнуть невозможно. Сложно, когда люди, следящие за поисками в интернете, нас не понимают. Почему-то они забывают, что мы добровольцы. Порой нам говорят: «Вы должны» или «Да вы ничего не делаете». Это меня задевает.

- А что является самым главным?
- Две буквы «НЖ» - «Найден. Жив».

- Сколько лет вы посвятили спасению людей? О чем думаете, когда приступаете к очередным поискам?
- Три года. Искренне люблю «Лизу Алерт». Ценю всех, кто, бросив личные дела, приезжает на помощь. Вдохновляет, когда вижу девочек-инструкторов на лекциях «Школы «Лиза Алерт» по профилактике. Стараюсь выезжать в учебные заведения вместе с ними и наблюдать за их общением с ребятишками. Наивные вопросы малышей иногда пугают, но чаще смешат. Переполняют эмоции, когда вижу усталых поисковиков, возвращающихся с задачи. Встречаю их в штабе мокрыми, грязными и часто расстроенными, что никого не удалось найти. А когда наконец-то слышим в рацию «Найден. Жив», еле сдерживаю слезы. 

- Как близкие относятся к вашему волонтерству?
- Поддерживают. Совсем нет времени на посиделки с друзьями, но, надеюсь, они меня понимают.

Согласно официальной статистике чаще всего люди пропадают в крупных городах. В основном это четыре категории граждан - приезжие, собственники недвижимости, дети и бизнесмены.