Вероника Харча - выпускница Музыкальной академии Ференца Листа и Королевской консерватории Брюсселя. В 2005 году основала свой первый джазовый коллектив, с которым выпустила четыре студийных альбома. Вероника активно экспериментирует и в области классической музыки. Выступает на престижных фестивалях и концертных площадках. 

Анастасия Разваляева родилась в России, в 1993 году переехала с семьей в Венгрию. Начала обучаться игре на арфе с 7 лет и продолжила обучение в консерватории Ференца Листа в городе Сегед, затем в Музыкальной академии Ференца Листа в Будапеште. В качестве солистки играла с Будапештским симфоническим оркестром, оркестром Pannon Philharmonic, струнным оркестром Будапешта и другими коллективами. 

- Как возникла идея произведения Клода Дебюсси, написанные изначально для голоса и фортепиано, исполнить на арфе? 
Анастасия:
- Романтическая музыка Дебюсси хорошо перекладывается на арфу. Дебюсси был одним из первых композиторов, кто открыл и показал слушателям все возможности арфы, всю красоту ее звучания. Обычно арфы играют в составе оркестров. Как самостоятельный инструмент ее можно услышать не так часто. Арфе особенно удается такая романтическая, утонченная музыка. Она своим мягким звуком позволяет музыке легко дышать и звучать свободно…

- Сложно возить такой хрупкий и громоздкий инструмент с собой?
- Арфа только кажется хрупкой. Весит она до 50 килограммов, и многие музыканты играют на инструментах, которые есть в тех концертных залах, где они гастролируют. Арфа чувствительная, реагирует на температуру, влажность воздуха, поэтому требует к себе очень бережного отношения.

- Вероника, насколько сочетаются джаз и французская романтика?
- Я джазовая певица, и когда Настя предложила принять участие в таком неожиданном проекте, с радостью согласилась. Мне было любопытно, что из этого получится, как классика будет звучать в исполнении арфы и неклассического, джазового голоса. Получилось интересно. 

- Арфа подстраивается под вас или вам приходится подстраиваться под арфу?
- У нас с арфой соперничества нет. Она не аккомпанирует мне. Мы с ней полноправные партнеры. У нас есть диалог и взаимопонимание.