У Филиппенко трое детей и двое внуков. Старшая дочь Мария - переводчица, сын Павел играет в группе «Ай-Эф-Кей». Между прочим, фанаты Павла берут автографы у Александра Георгиевича именно как у папы своего кумира - любимого Паштета. Младшая дочь Александра - студентка МГИМО. Супруга Марина работает на телевидении. А еще в этой большой и дружной семье есть два полноправных члена - терьер Витоша и норка Ватрушка.

Жизнь как джазовая импровизация

Александр Георгиевич практически прямо с поезда отправился на сцену Молодежного центра репетировать «Пять историй». Репетиция двухчасового литературно-музыкального шоу шла без перерыва четыре часа пятнадцать минут. Спектакль, можно сказать, премьерный, еще не обкатанный, поэтому работа над ним постоянно продолжается.
Как репетирует Филиппенко - это отдельный спектакль. Он на сцене один. В зале только несколько человек и звукорежиссер. Нам посчастливилось быть свидетелями того, как мастерски Александр Георгиевич отшлифовывает каждую фразу, каждое слово, каждую интонацию, каждый музыкальный номер. Это было похоже на виртуозную джазовую импровизацию. И он получал от этой импровизации настоящий кайф!
Можно только удивляться энергии Филиппенко - за все это время он ни разу не присел, не передохнул, не перекусил. Не попробовал он и домашней лапши, которую приготовили специально для него, - просто не успел. Не удалось ему выделить хотя бы несколько минут и на обещанное интервью. В антракте, оставляя автограф, Александр Георгиевич извинился: «На вопросы нет ни секунды!» и посмотрел на часы. Было 19.58. В 20.00 - начало второго отделения. А его поезд отходит в 21.05. Пришлось на ходу спектакль сокращать, чтобы не опоздать.
«Пять историй» закончились в 20.55. На машине по Ленинской дамбе до вокзала домчались быстро - к счастью, пробок в этот вечер не было. Уже у вагона выяснилось, что в суматохе стремительных сборов Александр Георгиевич забыл в гримерке пакет со своими дорожными вещами. Возвращаться за ним было поздно - поезд тронулся. А уже на следующее утро, буквально через два часа после приезда в Москву, Филиппенко должен быть на съемочной площадке сериала «Бедная Настя». И такой бешеный ритм - каждый день.

«Я лучше рожу сам»

- Первый мой моноспектакль «Есенин без женщин» был еще во времена «Нашего дома». Да поймите вы, я не от хорошей жизни играю моноспектакли.
Это, конечно, нормальный театр, а не чтецкие дела. Играю по Станиславскому: все происходит со мной, здесь и сейчас. Когда-то чтецкая школа была совсем другая. Я показывал свою программу худсовету, читал Горького - «Рождение человека». И мне сказали: «Филиппенко только что перед нами родил». Тогда чтецу полагалось оставаться бесстрастным, а публика пусть рожает. Я лучше рожу сам. Мне очень приятно, когда люди звонят и благодарят за то, что дети, придя домой после моих спектаклей, спрашивают: «А у нас есть Гоголь, Аверченко или Зощенко?»
Я ведь после МФТИ, так что очень хорошо понимаю слова Эфроса: «Актер должен знать свое место в формуле». Физтех здорово помог мне в профессии. Хороший актер должен быть немножко математиком, чтобы понимать формулу, про которую говорил Эфрос.

Подготовила Ольга ИВАНЫЧЕВА.


Справка «КВ»

Александр Филиппенко закончил Московский физико-технический институт и театральное училище им. Щукина. Играл в легендарной студии «Наш дом», театре на Таганке, в театре им. Вахтангова. В середине 90-х годов создал свой театр - Театр Александра Филиппенко. В 1998 году за моноспектакль «Мертвые души» удостоен Государственной премии РФ. Случай уникальный - госпремия за моноспектакль!

Как-то один замечательный гример, который делал из Филиппенко Кащея Бессмертного в кино, посоветовал актеру не прятать лысину. Гример серьезно изучал френологию - науку о строении черепа - и нашел на черепе Филиппенко какие-то три редкие, но очень важные точки, делающие голову абсолютно гармоничной, необычной. С тех пор Александр Георгиевич в шутку говорит, что в лысине вся его сила.