Недавно по каналу «Культура» смотрела передачу о бомбардировочной авиации дальнего действия. И когда стали показывать кадры, снятые военными операторами во время Великой Отечественной войны, я увидела своего отца - летчика Николая Ивановича Модестова.

Участник трех войн, кадровый военный, он с начала Великой Отечественной был на фронте. Свой первый боевой вылет сделал 22 июня с аэродрома под поселком Сеща. В тот день отец долетел до Бреста и видел, что всюду идут бои. Когда вернулся и доложил в штаб, поступил приказ: эвакуировать семьи. Мама успела взять только документы и маленький чемодан с вещами для моих старших брата и сестры. Всю эвакуацию они провели в Гурьеве.

А отец тем временем бомбил... Берлин. Он был в числе тех первых летчиков, которые по приказу главнокомандующего начали летать в Германию. Вспоминал, что когда они пролетали нашу территорию, то кругом была одна темнота, а когда подлетали к Берлину, везде сияли огни: немцы еще не ожидали такого сюрприза от русских. Опомнились они, когда вниз начали падать бомбы: включили прожектора, заработали зенитки, но наши уже отбомбились и полетели назад. Впрочем, не всегда во время боевого задания все шло гладко: наши тяжелые малоскоростные машины в первые месяцы войны летали без прикрытия, многих сбивали «мессера», летчики выпрыгивали с парашютами и пешком добирались до своей части. Потом получали новые машины - и снова в бой.

О том, как воевал мой отец, говорят его награды: ордена Ленина, Александра Невского, Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина». А уже после войны ему прислали еще один орден и медаль из Монголии - за участие в боях на Халхин-Голе.

С 1947 года Николай Модестов служил в Казани, был командиром авиационного полка, который тогда дислоцировался на территории Октябрьского городка, где теперь артучилище. А после выхода в отставку продолжал летать, испытывая новые машины на авиационном заводе. Увы, он умер в возрасте 60 лет.

Каждый год 9 Мая на Арском кладбище у братской могилы летчиков, погибших в мирное время, собираются ветераны Казанского авиационного полка, где служил и мой отец. Приходим туда и мы - дети, внуки и правнуки тех, кто воевал, защищая Родину. Да и наш папа похоронен тут же - рядом с другими летчиками-испытателями 22-го завода.

Вера ГОЛУБЕВА.