Почему же все это происходит? Да потому, на мой взгляд, что ворованный металл легко сдать в любой приемный пункт, где никто не спросит, откуда эти чайники, сковородки, кастрюли, бидоны, вентили, электрические провода и, наконец, даже крыши! Ясно, почему: на цветном металле можно заработать большие деньги. Ведь всем известно, сколь велика разница цен при его приеме и реализации. Кто-то возразит: а откуда же приемщицам знать, ворованный металл или неворованный? Знают, еще как знают. За годы перестройки и реформ у населения уже давным-давно никакого цветного лома не осталось. Сегодня в приемные пункты поступает исключительно ворованный, это ясно как божий день.

Вопрос другой. Почему же чиновники, осуществляющие контроль за деятельностью этих пунктов и выдающие разрешительные лицензии на их деятельность, смотрят сквозь пальцы на этот полукриминальный бизнес? Да все потому, что, вероятно, и им с этого дела «капает», а значит, они никогда не станут, как говорится в умной пословице, резать курицу, несущую золотые яйца. Бороться с этим явлением должны прежде всего руководители государства и регионов, а также компетентные органы. Потому что воровство цветного металла наносит серьезный урон не только нашему брату-садоводу, но и экономике республики, да и всей России. Ведь не секрет, что львиная доля цветного лома попадает вовсе не в отечественные, а в зарубежные плавильные печи, а затем нам же и продается, причем втридорога!

Для того чтобы покончить с этим, надо всего лишь отобрать лицензии у частных скупщиков цветного лома и закрыть все их приемные пункты. Не будет покупателей - не будет и воров, а сковородка не торт, ее кушать не будешь.

Мне могут ответить: у нас ведь рынок и свобода предпринимательства! А я считаю, что деятельность тех, кто занимается этим видом «трудовой деятельности», подпадает совсем под другое понятие - скупка и торговля краденым. А такой «бизнес», как известно, не имеет ничего общего с частным предпринимательством.

Марат ШАРАПОВ,
инвалид Великой Отечественной войны.