Петляя по заросшим и тенистым улочкам, минуя прореху в заборе, я со своим спутником Халилом Абдуллиным, позвавшим нас в гости, наконец достигли цели - дома №17 по улице Челнинской. Соседние такие же двухэтажные дома стоят на приличном расстоянии. Толстоствольные деревья вкупе с зарослями кустарников, среди которых выделяются розовые бутоны шиповника, создают впечатление, что ты находишься где-то в провинциальном городке. Годов семидесятых.

Время здесь как будто остановилось. Сонное марево летней жары, ленивые не пуганные автомобилями кошки, удобные потемневшие от старости бревенчатые скамейки, обвитые вьюном клумбы цветов, посаженных жителями...

- Двор у нас хороший, - вторит моим мыслям Халил Абдуллович, - вот только весной от талых вод мучаемся - подъезд заливают.

- Но ведь асфальт мостили совсем недавно?

- А что толку? Высота этого нового асфальта, как и прежнего, на две ступеньки выше входа в подъезд. Правда, помогают самодельные водостоки - дырки в откосах, которые пробурил. Но только чуть-чуть спасают. Здесь специальный бортик нужен.

Этот бортик и еще несколько пунктов рекомендаций записаны в акте обследования дома специальной комиссией еще в сентябре прошлого года. По документу, степень износа кирпичного дома пятидесятилетней давности составляет 55 процентов, а значит, ни о каком признании дома ветхим речи быть не может. Но жители квартиры №4 Халил Абдуллин с супругой уверены в обратном.

При входе в их квартиру сразу начинаешь задумываться, а прочна ли почва под ногами. Кривой пол пружинит, от шагов на кухне трясется холодильник и звенит посуда в шкафу. Причиной усадки полов, по заключению все той же комиссии, является самовольно вырытый жильцами погреб под квартирой. Халил Абдуллович утверждает, что он был вырыт прежними квартиросъемщиками. И откидывает дверцу погребного люка на кухне. Внушительной глубины яма, в которой можно хранить зимой овощи.

- Там мыши, крысы бегают, да вы посмотрите, и кладка постепенно обрушивается. Неровен час, и пол провалится... Нам предлагают засыпать погреб, - продолжает пенсионер - но ведь это проблемы не решит - нужны, наверное, какие-то доски, чтобы закрепить конструкцию. А на все это у нас средств нет.

Двое пенсионеров, по их понятиям, не бедствуют, но дополнительные расходы бросят в дрожь кого угодно. Вот недавно люстру пришлось заменить - прежняя показалась тяжеловата, после того как по потолку пошла трещина.

Печалит пенсионеров и сан-узел, вернее, небольшой закуток, в котором стоит унитаз (дом с частичными удобствами, здесь нет ни ванной, ни колонки). Дырявые трубы замазаны-перемазаны, но все равно регулярно нечистоты сверху заполняют унитаз до краев. Даже червяки, по словам Абдуллина, один раз появились...

В сухом акте экспертизы констатируется, что в ходе капремонта в 1994 - 95 годах не была произведена замена системы канализации. А потому состояние труб неудовлетворительное. То же касается труб холодного водоснабжения, и хотя они были заменены, но в связи с неудовлетворительными условиями эксплуатации произошел их досрочный износ. И все...

Как разъяснила нам заместитель директора ООО «Акчарлак» Елена Хуснутдинова, работы по замене труб канализации и холодного водоснабжения включены в титул 2007 года, то есть в конце нынешнего в городском комитете благоустройства и ЖКХ будет утверждаться план этих мероприятий. Жилищники надеются, что до этого времени выстоят отремонтированные трубы в квартире №4. Что же касается погреба, то ситуация здесь посложнее. Чтобы засыпать и утрамбовать яму, необходимо привезти четыре «КАМАЗА» песка. Под силу ли это пенсионеру? Вопрос скорее риторический. Но и для подрядной организации ноша слишком тяжела.

- Вы представляете, - говорит Елена Валерьевна, - из-за одной этой квартиры придется снять деньги с других домов, лишить их необходимого ремонта. А ведь этот погреб был вырыт самовольно и является нарушением. Отвечать по закону за него должен сам жилец.

А вот трещины на потолке квартиры, по заключению специалистов, имеют «штукатурный» характер. Они возникли из-за того, что долгие годы не проводился ремонт... А значит, эта проблема назревала не один месяц.

С другой стороны, и в бездействии пенсионеров не упрекнешь - приусадебный участок возле дома обихожен. Готов чуть позже разродиться плодами неустанной заботы. В центре города отцветают помидоры, уже появились маленькие огурцы, а скоро и малина обещает богатый урожай.

- Место у нас почти курортное, - говорит Абдуллин, - только лето недолго длится. Зимой же так хочется чистоты и уюта в квартире. К сожалению, нам, проработавшим на производстве по сорок лет, сейчас не по силам провести ремонт. Остается только на государство уповать. Поможет ли?

 

Гульнур ХАФИЗОВА