«Половой» вопрос

В нашем подъезде два года назад тема уборки еще не обсуждалась: счастливые новоселы въезжали в новые квартиры, грязи и мусора хоть отбавляй, но каждый старался сам за собой прибрать. Так постепенно сложилась добрая практика дежурства.

Правда, чуть позже пришлось поговорить и о регулярности уборки. Общим собранием утвердили порядок, согласно которому надраивать полы в подъездах предлагалось жителям каждого этажа отдельно каждые два дня. Система дала сбой уже на первом этапе: в рабочие дни заниматься общими местами никто не хотел, первый этаж возмущался, что им работы больше всего, да и дежурство как таковое все больше воспринималось со скрипом, мол, советские пережитки.

Новый, более щадящий режим - убираться только по выходным, по общему подъездному графику - помог не очень. К удивлению многих, железная дверь в подъезде от грязи не спасала. Оказывается (вот невидаль!), плюют, бросают окурки, мусор и просто нагло не вытирают ноги сами жильцы! А поскольку каждый считает, что он-то себе никогда такого не позволит (что вы!), то так же просто считалось: пусть убирает тот, кто сорит, то есть сосед. Можно понять, с какой регулярностью чистился теперь подъезд.

Запоздалым, но в этом свете логичным стало решение на декабрьском собрании собственников жилья. Подняли этот вопрос пропагандирующие профессиональную техничку и сами ничего не убирающие. Приверженцы дежурства, тоже в общем-то не самые регулярные мойщики полов, вооружились стандартными ответами: «Других затрат, что ли, не хватает?», «Вы что, свиньи, сами за собой убрать не можете?» Кто-то, самый ленивый, вдруг вспомнил: «Чисто там, где не сорят!»...

Победили первые. Дело за малым: найти человека, готового за 1500 рублей в месяц каждое утро убирать нашу грязь.

Портрет в деталях

Объявления помогли. Светлана Олеговна, поставляющая ту же услугу соседнему дому, от подработки не отказалась. Но не сразу, а «через недельку». А пока место пустует - есть возможность узнать, почем фунт подъездной пыли.

Начало работы в шесть утра - чтобы никто из соседей не заметил. На руках - перчатки, в руках - швабра, у ног - ведро с водой. Мыльной.

Девятый этаж - свой, родной. Любовно сметаю окурки на восьмой, промываю лестницы с площадкой, протираю поручни... Красота!

На восьмом этаже пришлось повстречаться с давним «идейным соперником». Соседку зовут Марсельеза, воюем с ней мы с самого моего вселения. Казалось, она кого-то ждала. Оказалось, меня:

- Здра-авствуйте, - протянула женщина. - Вы у нас теперь полы будете мыть? - похоже, она рада моей новой роли.

- Да-а-а, - передразниваю я ее.

- А я вам тут пригото-овила кое-что, - с этими словами она вручила мне пакет с мусором и быстро ретировалась. Уже закрывая дверь, добавила: - Выкиньте, пожалуйста.

Возмущению нет предела, но что поделаешь - сам на работу напросился. Пакет пикирует этажом ниже.

На седьмом поймал себя на мысли, что познания о соседях заканчиваются, за исключением одной лишь девушки... Площадка этого этажа в отличие от остальных железными дверями не закрыта, поэтому работы вроде должно быть больше. Реально же здесь достаточно было только провести влажной тряпкой. Выходит, железная дверь - символ благополучия финансового, но не всегда морального.

Шестой оказался завален окурками и мусором, так что пришлось сбегать к баку на улицу. А там Азат Фаритович, дворник в соседнем дворе, матюгаясь, возится с ледорубом:

- Представляешь, позавчера какая-то фифа упала, ударилась слишком больно. Теперь заставляют самые хоженые тропинки до асфальта вычищать. Песка им мало!

Дворнику - сочувствие, но работа не икота, сама собой не пройдет. Пятый этаж порадовал чистотой. Так и до четвертого добрался - прошло полчаса, а полдела сделано.

Загромыхал лифт. Слышно было, как со скрипом открылись дверцы и кто-то с отвращением затянул: «Фу...» Е-мое, а лифт-то я тоже почистить должен!

Вчера, помню, заходил в подъезд парень лет двадцати пяти, он был изрядно выпивши и угрожал кому-то невидимому ремнем. Ремень был от его собственных брюк, которые, лишившись поддержки, то и дело падали.

- Нажми на шестой, - попросил он в лифте. Потом, когда подъемник остановился, добавил: - Ты меня не видел, хорошо?

И почему бы мне его сразу не выгнать? Результат впечатлял: на полу красовался его ужин. И обед, кажется, тоже...

Третий этаж оказался чистым и аккуратным, по стене полз какой-то вьюн. У одной из дверей - мусорный пакет. Заберу. Мне все равно опять к контейнеру пора, вот и хорошим людям помогу.

До второго добрался в восьмом часу. Лифт уже работал вовсю: соседи спешили на работу. Когда принялся возить тряпкой по первой площадке, слышу старушечий голос с третьего:

- Сынок, не ты пакет черный забрал?

- Да, я его в мусорку отнес...

- Ну, спасибо, конечно... Только ты на будущее запомни: того, что не просят, лучше не делать, - оказалось, в мешке не мусор был вовсе, а объедки для дворовой живности.

Дело к концу, совершаю последнее па с тряпкой. Осталось вытряхнуть половик у входа - «для ног». И тут - на тебе! - вижу, сосед сверху спускается. В надежде, что не заметит меня в роли технички или хотя бы сделает вид, что не заметил, нагибаюсь и отворачиваюсь в угол - тут, мол, еще почистить нужно. А он как чувствовал: остановился у почтового ящика, поковырялся в своей барсетке... Ну проходите уже, гражданин, не мешайте. Дайте домыть...

Рифкат ушел, я работу завершил. Вечером получу заработанный полтинник, заодно откажусь от продолжения «карьеры».

В квартире собрал в пакет корки, недоеденную курицу. Вместо привычной кнопки с единицей нажал в лифте на «тройку». Ничейные собаки с котами без угощения сегодня не останутся...

 

Рустам ЮСУПОВ