Решил спонтанно, спросонья (будто кто-то подтолкнул, мол, почему бы и нет?), когда до Арзамаса оставался час пути. Оставив дорожную сумку в камере хранения, вышел на привокзальную площадь - и тут же увидел идущий в Дивеево маршрутный автобус.

Через полтора часа мы добрались до монастыря, стоящего в центре села. В соборе Святой Троицы заканчивалось богослужение, паломники потянулись к мощам святого преподобного Серафима - Саровского чудотворца.

Еще при жизни старец говорил, чтобы обращались к нему, когда он умрет, как к живому с любыми просьбами. И действительно, если верить многочисленным свидетельствам, письменным и устным, многим уже помог. Но в основном, как я заметил, люди обращались к гробу святого с мольбами о здоровье.

Один мужичок, судя по всему, из местных, то ли слегка тронутый рассудком, то ли уже похмелившийся с утра, стоял рядом с очередью и громко возглашал:

- Ох, Серафимушко, как ты мне помог, отче наш... Ведь от какой беды он спас меня! Не дай Бог никому такое испытать.

Какую именно болячку исцелил ему святой, понять невозможно. Да я и не прислушивался особо. Тем более подошла моя очередь поклониться мощам.

В следующем Преображенском соборе всем желающим разливали масло, освященное на мощах святого.  В свою тару бесплатно. А специальные пластмассовые бутылочки в виде церковки продавались тут же, как и пакетики для сухариков и землицы - главных «фирменных сувениров» Серафимо-Дивеевского монастыря, которым приписывают чудодейственные свойства. В самом соборе под стеклом выставили одежду Серафима Саровского, его личные вещи. Но того чугунка, в котором освящали сухарики, что-то было не видно.

Копание

Выхожу на монастырскую площадь. Навстречу две молоденькие монашки.
- Скажите, пожалуйста, как пройти...

Договорить не успел. Та, что шла ближе ко мне, в испуге закрыла глаза и зашептала молитву, другая отвернулась. Я прошел мимо.

Еще одна достопримечательность Дивеева находилась сразу за монастырской оградой - канавку Божией Матери еще сам Серафим начинал копать в том месте, где ему привиделась однажды Пресвятая Дева Мария. С того места, где ступали ноги Царицы Небесной, и берут священную землицу. В конце марта та земля представляла собой ледяное месиво из глины и снега. Копают щепочками, даже ложками. И я привез в Казань кусочек.

Пройдя вдоль всей канавки, я сразу попал в окружение местных попрошаек. Этим промышляют в Дивеево пожилые женщины весьма бодрого вида и веселого нрава. Не дашь им милостыню - они тебе вслед пустят какую-нибудь реплику. Ответишь - и тут же за товарку вступится весь шалман! Хорошо что их в монастырь не пускают.

Подать милостыню я не против. И с охотой жертвовал на нужды монастыря. Но на похмел ретивым дивеевкам, знаете, как-то жалко было давать. Но вот в книжной лавке монастыря ко мне подошла паломница:

- Извините, пожалуйста, вы не могли бы пожертвовать мне сколько можете...

И когда я протянул ей десятку, охотно сама рассказала, кто она и откуда.

Вера уже третий год странствует по Руси. Хотела стать монахиней, но, видно, слаба еще духом. Слава Богу, в Дивеевском монастыре всех паломников кормят бесплатно раз в день - тем Вера и перебивается. А ночует где придется, благо местные жители пускают странников даже без оплаты. А собирает Вера деньги,  чтобы добраться до нашей Раифы. Она жадно расспрашивала меня о святой обители, когда узнала, что я приехал из Казани.

Прощаясь, Вера рассказала о целебных источниках Дивеева. Посоветовала сходить на самый древний. И самый ближний, расположенный прямо в селе, - Казанский источник.

Купание

Несмотря на холод и распутицу, я добрался туда довольно бодро. Набрал воды из родника, заглянул в свежесрубленную купаленку.

Чтобы исцелиться от всех недугов, нужно обойти все источники. В течение недели ходить на каждый раз в день и окунаться с головой трижды... На такой подвиг (на улице в тот день была нулевая температура, повсюду лежал снег) я замахиваться не собирался. Без того, пока шел, продрог. Просто постоял, облокотившись на перила, глядя в темную холодную глубину, отсвечивавшую мелкой галькой на дне.

Тут снаружи раздались голоса. Женщина пела псалмы. За дверью послышались шаги - заглянул молодой парень.

- Можно? - и накинул на дверь крючок изнутри.

С другой стороны за стеной тоже хлопнула дверь, и женский голос пропел:

- Алешенька, ты здесь?

- Да, мама, - ответил сын и стал раздеваться.

Пришлось последовать его примеру. Тем более, он норовил пропустить меня в купальню первым...

Пока его матушка пела и плескалась за стеной, мы познакомились. Выяснилось - земляки. Они ехали из Троице-Сергиевой лавры домой в Самару. Там тоже купались... Так что Алексею ледяная водица привычнее. На том основании я и предложил ему спускаться вниз по лестнице первым.

Он трижды окунался с головой, фыркая от удовольствия и истово крестясь. Лихо выскочил наверх. Потом дошла очередь до меня, не зря же раздевался.

Ледяная вода оказалась даже приятной. Троекратное погружение с головой пронизало все тело иголочками. Когда я поднялся наверх, почувствовал, что тело горит огнем, только подошвам холодно на мокром дощатом полу. Но для этого здесь были предусмотрены хлорвиниловые коврики.

Вернувшись в центр, я купил билет на автобус и еще успел отстоять начало вечерней службы в Свято-Троицком соборе. Он настолько огромен, что когда сестры начинают петь на хорах (а балкон идет по всем четырем стенам храма на высоте пятиэтажного дома), кажется, будто действительно с ними поют ангелы на небесах...

Александр ВОРОНИН.

P.S. Вернувшись в Казань, я прошел УЗИ. По результатам исследования лечащий врач, подивившись и порадовавшись, признала, что операция, о необходимости которой твердили хирурги, мне больше не грозит.