Лет ...надцать назад Диана была звездой местного модельного бизнеса. Она идеально соответствовала всем параметрам женщины-модели: высокий рост, великолепные ноги, роскошная грудь и лицо французской аристократки. Ее появление на подиуме модельного агентства произвело фурор, и многие тогдашние обладатели тугих кошельков и малиновых пиджаков наперебой старались познакомиться с ней и заполучить ее в качестве личной подруги. Но не тут-то было. У Дианы имелся характер и весьма острый ум, что в большей степени и отпугивало местных князьков и бонз.

Не скрою, в те годы я, аспирант-первогодок и грузчик широкого профиля со стажем, был влюблен в Диану. Попав как-то с компанией на показ мод, впервые увидел ее, и с тех пор ее образ ежедневно, если не сказать ежечасно, всплывал в моем мозгу, отдаваясь покалываниями в сердце и сухостью во рту. Так любят знаменитых киноактрис, эстрадных звезд, спортсменок и «просто красавиц» без надежды на взаимность и близость. Конечно, я понимал всю нелепость ситуации, презирал себя за слабость, но ничего поделать не мог. Всякий раз, как только объявлялся показ новых моделей одежды, бросал все дела и мчался в агентство в надежде увидеть Диану, а когда видел ее, был просто счастлив.

Я ничего не знал о предмете моих воздыханий: замужем ли она, где и с кем живет, какое у нее образование, чем увлечена... Да, впрочем, это было и не нужно, поскольку прекрасно понимал - шансов заинтересовать любимицу Казани своей скромной персоной нет никаких.

Говорят, что любому человеку, даже самому невезучему, судьба подбрасывает счастливый билет. Другое дело, сможет ли он воспользоваться им и повернуть свою жизнь вспять. Однажды такой шанс выпал и мне...

Я подрабатывал грузчиком товарных вагонов на одной базе, от которой на сегодняшний день не осталось даже воспоминаний. В один из погожих июльских дней, уже под вечер, я, нагруженный мешком с мукой, тащил его из вагона на склад. Обливаясь потом, с дрожащими коленками, нес этот последний мешок муки из вагона с таким, верно, зверским выражением лица, что от меня резко шарахнулся какой-то ухоженный мужик с идеальным пробором на круглой голове и козлиной эспаньолкой. А после работы, едва я успел совершить омовение из пожарного крана, меня позвали к начальнику. Им оказался тот самый мужик, с пробором и козлиной бородой.

- Махмуд Адгамович, - представился он. Говор выдавал выходца из сельской глубинки, волею судеб, а вернее, стараниями высокопоставленной родни ставшего повелителем грузчиков.

- Индус, - представился я скромно.

- Садись, - указал он на кожаный диван возле инкрустированного журнального столика.

- Спасибо.

- Значит, ты будущий ученый? - снисходительно произнес он.

- Хотелось бы надеяться, - ответил я.

- А кто твои родители?

- Инженеры. Работают на заводе.

- Ты казанский?

- Конечно, - с гордостью ответил я, немного удивленный направлением вопросов директора базы. - Полную информацию обо мне вы можете прочитать в моем листке по учету кадров.

- Хм, - посмотрел он на меня с интересом. А потом стал расспрашивать, где я учился, как, не женат ли, случаем, и каковы мои перспективы после окончания аспирантуры.

- Да, перспективы неважные, - произнес он задумчиво после моего ответа. - А зарплата и того хуже. Ничего, мы тебе поможем.

- Мы? - не нашелся ничего более сказать я.

- Да, мы, - прищурился он. - Я и мои друзья-земляки. Они очень важные люди.

- Я думаю, мне пора, - сказал я, задетый его покровительственным тоном. - Поздно уже.

- Да сиди ты, - положил он мне на плечо руку. - Куда тебе торопиться?

Он подошел к огромному сейфу, открыл его и достал пузатую бутылку коньяка и коробку конфет.

- «Наполеон», - щелкнул он ногтем по зеленому боку. - Настоящий.

«Польская подделка», - хотел я его поправить, но промолчал. Мы выпили по рюмке, второй, и Махмуд Адгамович расслабил галстук.

- Буду откровенен. Ты мне понравился.

- То есть? - спросил я с некоторой тревогой.

- А, - засмеялся он, - ты вон что подумал. Нет, не в этом смысле, а как раз наоборот.

Я ничего не понимал.

- У меня есть дочь, - между тем продолжал директор. - Красивая и умная девушка. Но вокруг нее крутятся всякие люди. Они мне не нравятся. Я бы хотел, чтобы у нее был такой муж... как ты!

- Вы совсем не знаете меня... - пролепетал я ошарашенно.

- Я редко ошибаюсь в людях. Чтобы понять, что яйцо тухлое, не обязательно есть его до конца, - усмехнулся он. - Ты то, что нам нужно!

- Но я даже не знаком с вашей дочерью! Да и как она посмотрит на все это?

- Она уважает мое мнение... Познакомитесь... Привыкнете... Я все устрою!

- Извините, но это домострой какой-то...

- Неужели ты все еще наивно полагаешь, что браки заключаются на небесах? - ухмыльнулся Махмуд Адгамович. - Поверь, это твой шанс!

- Спасибо, конечно, за оказанное доверие, но... В общем, Махмуд Адгамович, я люблю другую... - выложил я свой последний аргумент.

- Это в корне меняет дело, - разочарованно произнес директор. Казалось, он мгновенно потерял ко мне всякий интерес. - Жаль, очень жаль...

Надеюсь, все останется между нами...

«Мог бы и не предупреждать, все равно никто не поверит...» - подумал я уходя.

Весь вечер странный разговор не выходил у меня из головы. Я никак не мог понять природу столь неожиданного предложения.

«Привык все покупать, вот и захотел иметь для своей кызымки дурака, которого можно будет дергать за веревочки, - заключил наконец я. - Небось, она у него страшила несусветная. - Не то что моя Диана.

На следующий день, разгружая очередной вагон, я увидел стоявшего невдалеке Махмуда Адгамовича. Он задумчиво смотрел на Рустика Гатауллина, студента-пятикурсника, тоже грузчика широкого профиля со стажем.

- Интересный мужик, правда? - спросил я Рустика, кивнув в сторону Адгамыча.

- Насчет него не знаю, а вот дочка у него действительно интересная. Моделью работает.

- А как ее зовут? - похолодел я.

- Диана, - ответил Рустик. - Что, видел ее?

- Видел, - сморгнул я.

- Лакомый кусочек, правда?

- Правда, - согласился я и шумно сглотнул.

А ведь верно говорят, что любому человеку, даже самому робкому и застенчивому, судьба дает шанс. Другое дело, сможет ли он воспользоваться своим счастливым билетом...

 

Индус ИСМАГИЛОВ