Да, это были люди из Комитета государственной безопасности СССР, которых в ту пору называли не иначе как рыцари плаща и кинжала. А миссия, которую они выполняли в тиши редакционных кабинетов, была очень важной и злободневной: молодые люди искали... врагов советской власти. Почему это надо было делать именно здесь? Да потому что в редакции стекались тысячи писем от трудящегося народа, которые в массе своей посвящались жалобам на начальство, кляузам на соседей и традиционным жилищным страданиям.

Впрочем, товарищей из органов интересовало отнюдь не содержание нашей редакционной почты. Просматривая письма, они, как золотоискатели, просеивали корреспонденцию в поисках своих "клиентов" - диссидентов, антисоветчиков, а зачастую, просто шизофреников, распространяющих пасквили на членов Политбюро ЦК КПСС, руководителей обкомов и райкомов партии, обливающих грязью родную советскую власть и прочая, прочая.

Дело в том, что молодые люди в строгих костюмах были мастерами своего дела - почерковедами и графологами. А уровень их подготовки был столь велик, что всего по одному-двум признакам, неуловимым для простого смертного, они могли определить не только искомого гражданина-антисоветчика, но и немало поведать о его характере, привычках и наклонностях. Строчки идут вверх - пылок, горяч, энергичен, жаждет власти и славы. Буквы ползут вниз - слаб физически и морально, нередко пребывает в отчаянии и печали. Ну а уж если строка ложится ровно, как на машинке, можно не сомневаться, что автор письма пребывает в отличном расположении духа, он спокоен в жизни, полон сил и энергии.

Есть и другие признаки. Круглый почерк, к примеру, означает не что иное как кроткий нрав и любезный характер автора. Угловатые буквы - крутой нрав. Наклон свидетельствует о чувствительности, а прямые и вертикальные буквы - о хладнокровии того, кто их накрапал. Наклон же влево является ярким признаком полного отсутствия чувствительности и склонности к притворству.

Интересная наука графология позволяет также определить, насколько бережлив тот или иной гражданин-товарищ (убористый почерк), щедра ли его натура (широкий почерк), насколько он скромен (маленькие прописные буквы) и претенциозен в жизни (обилие завитушек).

Бывало, неделями сиживали молодые люди в отделе писем, просматривая редакционную почту. Они были чрезвычайно любезны со всеми, кто заходил в кабинет по служебной надобности. Но мы, корреспонденты, знали, что и наши аккуратные или небрежные строчки (письма-то ведь мы обрабатывали, да и сами навалом писали) также не минуют их пристального профессионального ока. И хотя среди нас не было явных врагов советской власти и родной страны, многим было как-то не по себе от этих проверок.

Кто знает, может быть, и сегодня эти парни, ставшие уже солидными людьми, корпят где-нибудь за бумагами, исследуя чей-то корявый почерк, шрифт пишущей машинки или принтера.

Владимир МУЗЫЧЕНКО.