Впервые я познакомился с ним в 1996 году. Тогда в наш город с визитом приехал посол Французской Республики в Российской Федерации, который выразил желание лично пожать руку скромному гражданину Татарстана Зие Камаловичу Камалову. Дело в том, что незадолго до этого 75-летний казанец был награжден французским золотым крестом «Круа де комбатан». Тогда же ему вручили удостоверение партизана французского Сопротивления и назначили ежегодную пенсию в несколько тысяч франков.

А потом выяснилось, что это была уже не первая боевая награда «мсье лейтенанта Сержа», как его называли в отряде маки, действовавшем в окрестностях трех крупных провинций - Вьен, Лемож и Сен-Жюльен, в котором он командовал разведкой. А если к двум орденам, завоеванным бойцом Красной армии, волею судьбы оказавшимся сначала в немецком плену, а затем в партизанах, прибавить еще три медали - «Герою-партизану II мировой войны», «За освобождение Парижа» и «За освобождение Тулуза», то маки Камалова можно смело причислить к героям Франции. Что и было сделано правительством этой страны.

Но разве не героических усилий ему стоило выстоять, не сломаться и выжить в фашистских концентрационных лагерях, куда он попал поздней осенью сорок первого! Тогда их Шестая армия, где он служил с первого дня Великой Отечественной сперва артиллеристом, а затем военфельдшером, попала в окружение и почти вся полегла по милости бездарного, как считает Зия Камалович, командования, которое в довоенные годы только и делало, что трубило: Красная армия будет бить врага исключительно на чужой территории.

Впрочем, сержанту Камалову впоследствии удалось и это. Но сначала он испил всю горькую чашу судьбы военнопленного. Его несколько раз пытались расстрелять: сперва за то, что был похож на еврея, затем за то, что походил на украинца (это когда был в лагере на территории Украины). А еще были лагеря смерти в Белоруссии, Польше, Германии, Франции. Тут-то и удалось бежать группе советских военнопленных, среди которых был и наш земляк. И не миновать бы ему и его товарищам расстрела, если бы не местные жители. Они не только укрыли беглецов, но и указали им путь в ближайший отряд французских партизан. Это было 24 апреля 1944 года, и с тех пор Зия Камалович отмечает эту дату как свой второй день рождения.

В отряд маки беглецов приняли не сразу, а долго и жестко проверяли, кто чего стоит. Камалову, например, дали самое рискованное задание: взорвать охраняемый железнодорожный мост. И лишь после того как, рискуя жизнью, он провел эту операцию, его зачислили в отряд, где татарин Зия превратился во француза Сержа. Он проявил себя в разведке. В отряде, который постоянно перемещался по территории трех крупных провинций, не давая покоя «бошам» ни днем ни ночью, в разведчиках была особая нужда. И тут Серж оказался незаменим. Его дерзкие операции по уничтожению техники и живой силы врага наводили ужас на оккупантов и вызывали восторг местных жителей.

В результате за короткое время Зия Камалов стал командиром разведроты, ему присвоили звание лейтенанта французского Сопротивления. А когда немцев изгнали, друзья-партизаны предложили Сержу остаться служить в армии Де Голля и жить во Франции - как-никак герой. Но лейтенант Сопротивления решил иначе: надев погоны сержанта Красной армии, он продолжил вести свой счет к немцам теперь уже на территории Германии. И тут бывший партизан дрался храбро и мужественно, за что был награжден медалью «За победу над Германией» и представлен к «Отваге».

Но получить высший знак солдатской доблести сержанту Камалову не довелось. После демобилизации его обвинили в шпионаже и осудили по печально известной 58-й статье части 1б УК СССР. И солдат Камалов опять попал в лагерь, теперь уже в родной, советский. Как «вражеского агента» его отправили в колымский каторжный лагерь «Устьюмщик», где он семь лет добывал золото для Родины. Причем выжить в условиях ГУЛАГа, которые были не менее свирепыми, чем в фашистских лагерях, Зие Камаловичу помогли только природная стойкость, татарское упрямство и французский шарм.

В родную Казань ему удалось вернуться лишь после смерти Сталина. Но хотя власти и дали документ, подтверждающий, что он был необоснованно репрессирован и полностью реабилитирован, это не облегчило дальнейшую жизнь. С мечтой о высшем образовании пришлось расстаться, на работу его никуда не принимали. Кое-как устроился на курсы рентгенологов. Эта профессия и стала главной в его дальнейшей судьбе.

Но пережитая несправедливость не давала покоя. К тому же, как считал солдат, ему должны были вернуть боевые награды, завоеванные во французском Сопротивлении. С этими мыслями и пришел он в канун 35-летия Победы на Черное озеро, где из него когда-то выбивали показания во внутренней тюрьме НКВД.

- Пиши расписку, что не станешь больше никогда требовать свои ордена и медали, - вкрадчивым голосом посоветовал офицер КГБ, занимавшийся его вопросом. - А не станешь писать, будет плохо...

Что делать, написал солдат.

Итак, подведем итоги. Два лагеря - немецкий и советский, два боевых ранения, пять французских орденов и медалей, несколько советских боевых и юбилейных медалей и три инфаркта - таков послужной список бывшего сержанта Красной армии и лейтенанта французского Сопротивления Зии (Сержа) Камалова.

И все-таки он счастлив. Тем, что еще есть друзья, которые не предают, есть любимая жена - Зейнап Биляловна, вместе с которой вот уже 45 лет делят радости и невзгоды, есть прекрасные дети, которые, как и он, стали медиками, есть замечательные внуки - он узнает в них и свои черты... Да мало ли радостей у человека, который любит жизнь такой, какая она есть! С Днем Победы, мсье Серж!

Владимир МУЗЫЧЕНКО.