Поначалу не знал что надеть. Наверное, многие, кто ходит в театр не так часто, мучаются этим вопросом. Как-никак это выход в свет. Но, поразмыслив, решил: не стоит выпендриваться - и надел обычные джинсы и свитер. И правильно сделал!

В строгом костюме я бы точно выглядел белой вороной на фоне зрителей, "нарядившихся" как попало. Одна девушка в компании с молодым человеком была одета как американские хиппи середины 60-х годов прошлого века. У другой любительницы театральных зрелищ то, что находилось на талии, смахивало скорее на набедренную повязку, чем на юбку. Вообще, в одежде публики превалировал спортивный стиль. Словно люди пришли не в храм искусства, а на футбольный матч.

Пустых мест в зале не оказалось. Что и говорить, спектакль вызвал большой интерес. Зрители постепенно заполняли зал, с любопытством озирались по сторонам - возможно, многие, как и я, давно тут не были. Кто-то оживленно болтал по мобильнику...

- Уважаемые зрители, просим вас отключить мобильные телефоны и пейджеры, - раздался голос сверху. Затем открылся занавес.

В середине первого действия в зале раздался звонок неотключенного мобильника. Все зрители - надо отдать им должное - негодующе зашумели. "Предупреждали же!" - донеслось сзади. Но через минуту вновь послышался звонок этого же мобильного. Интересно, что думали в этот момент сами актеры? Хотя такое, вероятно, происходит на каждом спектакле. Еще через несколько минут вышеупомянутый мобильник опять затрезвонил. Казалось, зал взорвется от возмущения. "Да выйдите же наконец", - не выдержала одна дама.

Тем временем спектакль продолжался. Спецэффекты на сцене перемежались хрустом чипсов, поп-корна, шуршанием оберток в зале - народ явно проголодался.

 

Еще одно наблюдение: публике, жаждущей зрелищ, требуется много... хлеба. Едва упал занавес, зрители хлынули в буфет. Глядя на толпу, атакующую стойку, я невольно подумал, что эти люди пришли сюда только для того, чтобы поесть и выпить. Мужчины и женщины активно пили водку и пиво из пластиковых стаканчиков, словно в дешевой рюмочной. Цены в буфете запредельные: двадцатирублевая упаковка сока шла за сорок...

Влюбленные парочки, сидевшие на диванчиках, не знали, что еще друг у друга потрогать. "Но не в театре же этим занимаются!" - так и хотелось им крикнуть.

Некоторые дорвались наконец до своих мобильников и теперь на законных правах по ним трещали. В туалете образовалась огромная очередь. Что-то будет во время второго действия с теми, кто пил пиво?

 

Вот уж где наглядно проявилась наша нецивилизованная сущность! Все время, пока шел второй акт, в зале хрустели орешками и чипсами, шуршали обертками шоколадок, с шумом открывали газировку. Правда, уже ни у кого мобильники не звонили.

Еще одна проблема, с которой сталкивается зритель в театре, - высокий рост впереди сидящих. Помните фильм "Человек с бульвара Капуцинов", где ковбой состриг перья на голове индейца, мешающие обозревать экран? Так вот, желание что-нибудь сделать с головой впереди сидящего зрителя у кого-либо неизменно возникает и в жизни. Мне тоже досталось, так как ростом меня Аллах не обидел. После реплики сзади "Как мне не повезло с этим каланчой!" оставшуюся часть спектакля я провел на самом краешке кресла, скукожившись до невозможности.

Спектакль между тем подходил к финалу. Незадолго до конца из зала с шумом вышли несколько любительниц пива. С зовом природы не поспоришь...

Финальные сцены спектакля были красивы, поучительны, заставляли задуматься о своей жизни.

Артистов проводили аплодисментами. Времена, когда сцену забрасывали цветами, судя по всему, прошли. Впрочем, один цветок все же достался ведущему актеру. Что ж, труппе есть над чем работать.

Да... Что, спросите, за храм искусства был, артисты и публика которого не покорили сердце неискушенного зрителя? Но так ли важно это для города, где театров раз-два и обчелся. Куда важнее то, что на этой неделе я вновь пойду туда, где сияют огни рампы и царит Мельпомена, ведь театр напоминает, что вся жизнь - игра!

Зуфар ДАВЛЕТШИН.