Татарстан уже в Советском Союзе разительно выделялся среди национальных территорий. Будучи расположенной в 400 милях (750 км) от Москвы, эта республика является поистине родным домом для ее трудолюбивого народа.

Новый период в развитии Татарстана начался в июне 1991 г., когда состоялись всенародные выборы главы республики. Им стал Минтимер Шаймиев. Учитывая условия краха Союза ССР, он сделал ставку на укрепление системы власти в этой республике.

На уроках стран Балтии, кровавых событий на Балканах и в Закавказье татарстанское руководство старалось сочетать определенную независимость с сохранением единства России. Это встретило положительный отклик и русского населения республики.

(«Экономист», 1991.
Лондон)

Минтимер Шаймиев не пошел по пути чеченского руководителя Джохара Дудаева в 1990-е годы. Когда шли ожесточенные бои в Грозном, а танковые колонны федералов наступали на Гудермес, лидер Татарстана предпочел политический путь укрепления взаимоотношений с Москвой - с помощью гибкого конституционно-договорного процесса.

(«Эвенман дю жёди», 1996. Париж)

 

Минтимер Шаймиев, Президент российской Республики Татарстан, гордится видом из исторического Кремля, в котором расположен его офис. Рядом с православным собором большая мечеть. Расположение в Кремле символов ислама и христианства - единственный пример такого рода - свидетельствует о тонком балансе этнических сил в регионе, который отчаянно гордится своей уникальной исторической ролью.

В 1990-х господин Шаймиев сумел сыграть как на региональном вакууме власти, созданном бывшим президентом Борисом Ельциным, так и на страхе, что Татарстан (не дай бог) двинется к хаосу отколовшейся Республики Чечни, если ему не предоставят значительную политическую автономию.

Он выговорил максимальное количество независимости, установил Конституцию, подчеркнул значение региональных флага и гимна, добился значительной финансовой свободы в сборе налогов и распределении. Татарский язык стал широко слышим и видим.

Господин Шаймиев сделал большую игру на том, что он назвал мягким вхождением в рыночную экономику, отказавшись от либерализации и приватизации по-ельцински, которая внедрялась в большинстве остальной части России, сохранил ключевые региональные отрасли типа нефтяной группы «Татнефть» под своим контролем. Дорогие новые рестораны сигнализировали о появлении значительного, но еще осторожного денежного класса...

Теперь Шаймиев играет в унисон с риторикой либеральной экономической реформы и новой региональной политики президента Владимира Путина, который попытался повторно установить более жесткий контроль из центра.

(«Файнэншл таймс», 2002. Лондон)

 

Подготовил
Сергей ЧЕБЫШЕВ, доцент Казанского юридического института МВД России