Зрители не знают его в лицо, как актеров. Но его работу замечают сразу, лишь только входят в зал театра им. К.Тинчурина и видят сцену с оригинальными декорациями. Такова судьба театрального художника - его работа на виду, а сам он всегда остается за кулисами. Итак, знакомьтесь - Роман Моров, главный художник Тинчуринского театра.

- У театрального художника, конечно, своя специфика. Есть оперные артисты, артисты балета, есть актеры драматические, эстрадные. Кто из них выше, кто ниже - сложно сказать. Также и художники: живописец, график, театральный - каждый работает в своем жанре, и их невозможно сравнивать. Театр мне нравился всегда, и театрально-оформительское отделение художественного было выбрано не случайно.

- Вы пришли в Тинчуринский театр после семи лет работы в оперном...

- С одной стороны, в опере и балете художнику работать легче. Там все завязано на красивой картинке и у художника больше простора для фантазии. А в драматическом театре очень большая зависимость от драматурга, от режиссера. Вообще, режиссер - главный в спектакле. Именно он задает тон, и художник свое творчество должен подчинить общему замыслу спектакля. К тому же в любом театре постоянно приходится идти на компромиссы. Компромиссы и в творческом, и в материальном плане. Здесь надо выкручиваться, находить точки соприкосновения с режиссером, актерами, постановочным цехом, костюмерами, декораторами... А свободный художник - сам себе хозяин и может позволить себе все что угодно. Он не связан с производством, и для творчества ему нужны только холст и краски.

- Кстати, о производстве... В театре воплощение идей художника во многом зависит от средств, выделенных на постановку, декорации, костюмы...

- Конечно. К счастью, сейчас с этим стало намного лучше: появились новые эффектные материалы, технологии. А в конце 80 - начале 90-х, например, и обычная фанера была дефицитом. Но чтобы совсем уж не из чего было делать спектакль, такого не было даже в самые сложные времена.

- Интересно, как выходили из таких ситуаций?

- Что-то придумывали... Приходилось делать подбор костюмов и декораций из других спектаклей. Не было мебели - шили разные чехлы на то, что было. Были случаи, когда один диван "играл роли" разных диванов в разных спектаклях: от современной драмы до традиционной национальной комедии. Мы его просто "одевали" в другой чехол, и было впечатление, что это другая мебель.

Еще в спектакле огромную роль играет свет. Например, в "Мамаше Кураж" декорации очень лаконичные, и если смотреть на них при обычном освещении, то они теряются, а в спектакле делаются яркими, выразительными. Кстати, "Мамаша Кураж" с самого начала была рассчитана именно на лаконичность и игру света. Со светом мы работаем вместе с художником по свету и режиссером, даже пишем световую партитуру спектакля.

- Вам сложнее и интереснее работать над историческими костюмными или современными спектаклями?

- Над костюмными. Там сложность в том, чтобы попасть в эпоху. Татарский национальный костюм сложный сам по себе. Он четко различается по годам, социальным группам населения, большая разница между городским и сельским костюмом... Здесь все важно, вплоть до мельчайших деталей.

- А для чего такая кропотливая работа, ведь зрители не знают и не замечают всех этих тонкостей?

- Но ведь есть и те, которые разбираются в истории костюма. Это в сказке можно допустить любую вольность и оторваться по полной программе.

- Как в "Ходже Насретдине"?

- Да, там костюмы не татарские, а восточные, потому что Ходжа - не татарский, не турецкий, не узбекский, не таджикский, а восточный герой. Здесь как раз можно дать волю своей фантазии. А в классической бытовой пьесе надо четко придерживаться истории. Если сказано, что действие спектакля происходит в 1903 году, то костюмы должны соответствовать именно этой эпохе. А делать ставку на то, что зрители не заметят, не узнают, это как-то неприлично... Это же фактически обман. Грубо говоря, это то же самое, если в современном спектакле про нашу жизнь актеры будут играть в костюмах 60 - 70-х годов. Зрители сразу почувствуют такое несоответствие.

- Кроме эскизов, вам удается заниматься живописью или графикой?

- Я пишу пейзажи. Но бывает это, к сожалению, крайне редко, потому что много времени отнимает работа. Причем время и силы идут не на придумывание и создание самих эскизов, а на воплощение их в жизнь: выбираю материалы, ткани, контролирую выпуск спектакля от и до.

- А нет желания устроить выставку своих пейзажей?

- Я художник-практик и считаю, что театральный художник должен выпускать спектакли, а не выставляться на выставках. К тому же далеко не каждому спектаклю удается подготовить удачный, эффектный выставочный вариант эскизов.

- У вас есть спектакль-мечта?

- Очень хочется сделать большой исторический спектакль из эпохи Булгарского ханства, чтобы это было яркое костюмное действо. Не знаю, может быть, когда-нибудь такой спектакль появится...

Ольга ИВАНЫЧЕВА.

=