Мое знакомство с этим замечательным человеком состоялось еще в начале 90-х годов прошлого столетия, когда он занимался вопросами стажировки студентов факультета татарской филологии, истории и восточных языков КГУ в арабских странах. Нурмухаммет абый никогда не занимался мелочной опекой, предоставляя своим аспирантам полную свободу научного творчества.

- Настоящий ученый должен быть свободен как птица в полете, - частенько говаривал он.

И вместе с тем не найти руководителя более требовательного, умеющего строго спрашивать за конечный результат, не терпящего любительщины, непрофессионализма и поверхностного изложения предмета, чем он. И еще одна важная черта Хисамова - это очень тактичный и очень интеллигентный человек. Например, когда он был недоволен результатом, никогда не читал нотаций, не повышал голоса, а спокойно и аргументированно высказывал замечания. Причем, Нурмухаммет абый бывает крайне принципиальным в некоторых вопросах. Он не терпит пустословов, высокомерных и двуличных людей, которые под маской псевдоучености и псевдорегалий скрывают свою глупость и не-образованность.

Заслужить его доверие сложно, еще труднее получить его положительную оценку, поскольку его научные критерии весьма высоки. Он относится к разряду тех ученых, для которых всего дороже истина. Никогда не стремясь выдавать научный продукт на-гора, он шел своим путем и был верен ему даже в годы так называемого развитого социализма, когда от ученых требовали верности генеральной линии партии, выверенных трактовок. А они, по сути, сводились к одной мысли: все, что было до октября 1917 года, - отсталое и загнивающее, а все, что после, - цветущее и развивающееся. Еще в годы учебы в университете он взялся за изучение творчества тогда еще опального поэта Дэрдменда, а позже исследовал памятник татарской литературы ХII века «Кысса-и Йосуф» Кул Гали. И это были не то чтобы немодные, а по-настоящему опасные темы: шаг влево - и ты уже «националист», шаг вправо - и на тебя навесят ярлык «сочувствующий феодалам и баям».

Я хорошо знаком с научным творчеством Нурмухаммета Хисамова и могу сказать, что ни в одной своей статье, ни в одном абзаце своих многочисленных книг он даже не пытался трактовать исследуемые им источники с точки зрения идеологических императивов или постулатов воинствующего атеизма. А ведь это происходило в те времена, когда слова «Аллах» и «Коран» писались с маленькой буквы!

70 лет - почтенный возраст. Но Нурмухаммет Шагвалеевич продолжает научную и педагогическую деятельность. И мы, его ученики, ждем от него новых научных открытий и верим, что еще долгие годы он будет радовать нас своим добрым наставническим словом.

 

Азат АХУНОВ,

кандидат

филологических наук