Раушан стояла у старого здания вокзала. Только что подошел поезд "Татарстан". Прибывшие заполнили перрон. Девушка искала глазами в этой пестрой оживленной толпе подругу. Она должна была приехать этим поездом, привезти товар. Они заранее договорились, что Раушан встретит ее с машиной. Правда, подруга должна была позвонить вчера вечером еще раз. Но Раушан домой вернулась очень поздно. Поэтому она на всякий случай встала ни свет ни заря и притащилась на вокзал. Похоже - зря...

Проходившие мимо парни весело подмигивали ей. Некоторые пытались "клеиться": "Вы не меня, случайно, встречаете?" "Нет, не вас", - сухо отвечала Раушан, продолжая выглядывать подругу.

И вот тут-то она и увидела его. Высокий, худощавый, с седеющими висками. Не молод - лет сорок-сорок пять. Но, похоже, следит за собой - подтянутая спортивная фигура, горно-лыжный загар... Умные, слегка ироничные глаза под белесыми бровями. Впалые щеки с глубокими бороздками у краешков губ. Явно иностранец. Об этом свидетельствовал не только ярко-желтый чемодан с пестрыми наклейками, но и та небрежная элегантность, с которой он был одет.

Проходя мимо Раушан, иностранец задержал на ней взгляд чуть дольше, чем того требовали правила приличия. Края его губ дрогнули в одобрительной улыбке. Этим, собственно, все и ограничилось. Хотя у девушки что-то всколыхнулось в душе, она и бровью не повела. Ну прошел и прошел. Мало ли иностранцев приезжает в Казань! Что она, на шею им вешаться должна?!

После того как перрон опустел, Раушан еще раз прошлась вдоль вагонов и направилась к машине, где ее дожидался подружкин друг. И вот тут, на привокзальной площади, она снова увидела его. Он о чем-то спрашивал пузатого мужчину в черной майке, едва достававшего ему до плеча. А тот в ответ только разводил руками и растерянно мямлил: "Я по-вашему нэ понимайт".

"И чего это наши при разговоре с иностранцами коверкают русский язык? - внутренне усмехнулась она. - Думают, так понятнее?" Иностранец явно не знал по-русски ни слова. Он растерянно оглядывался вокруг. Их взгляды встретились. И тогда Раушан, круто развернувшись, подошла к нему. "Могу я чем-нибудь вам помочь?" - спросила она на английском языке. (Она кончила иняз и уже два года преподавала английский в школе).

Иностранец сразу заулыбался, прямо засветился весь. Мягко обволакивая ее теплом своего чарующего взгляда, он коротко пояснил, что приехал в Казань впервые, хочет поймать такси, чтобы проехать к гостинице, где для него забронирован номер. Раушан понятия не имела, где находится стоянка такси. Поэтому она предложила подвезти его до отеля на своей машине. Тем более что это по пути. Иностранец с радостью согласился.

По дороге они разговорились. Новый знакомый оказался американским бизнесменом. Звали его Коэн, но он просил называть его просто Кэн. В Казань приехал, чтобы на месте разобраться, стоит ли вкладывать деньги в татарстанские предприятия. На вопрос, что его конкретно интересует, ответил коротко: "Нефть и нефтепродукты. Полиэтилен. Меха. И еще - произведения татарского искусства".

- Откуда такой интерес к Татарстану?

Кэн пояснил, что однажды в Японии увидел по телевидению выступления татарского ансамбля песни и пляски. И был настолько поражен красочностью и своеобразием искусства дотоле совершенно не известного ему народа, что захотел лично приехать сюда и увидеть собственными глазами. Узнав, что Раушан - татарка, он даже попенял ей, что она не носит национальный калфак и пестрое платье с оборками и узорчатым передником: "Вам бы очень пошло..."

Когда подъехали к гостинице, Кэн достал бумажник и вынул несколько десятидолларовых купюр. Но Раушан решительно отвела его руку и предложила помочь устроиться: "Не уверена, что наши администраторши знают английский..."

Когда его без особой волокиты устроили во вполне приличный номер, Раушан стала прощаться. Но Кэн с той же обворожительной улыбкой задержал ее:

- У меня к вам деловое предложение. Мне на несколько дней нужна переводчица, знающая местный язык и нравы. Лучше вас мне все равно не найти. Кладу вам по 15 долларов в час...

Раушан заколебалась. Заманчиво, конечно... Только как же уроки в школе? Впрочем, всегда можно договориться о подмене. Она же подменяла коллег, когда они болели или уезжали куда-то... Правда, директриса будет недовольна. Она и так все время придирается к Раушан...

Кэн истолковал ее колебания по-своему и тут же поднял ставку до 20 долларов в час. Видимо, он не имел представления, что 20 долларов - 660 рублей по-нашему - она не могла заработать и за неделю. Она тут же согласилась.

Вместо намеченных трех-четырех дней Кэн провел в Казани целых две недели. Побывал на многих предприятиях. Обошел все музеи, выставки и картинные галереи. Посетил несколько спектаклей и пришел в восторг от артистов Камаловского театра. Особенно ему понравилась пьеса "Старик из деревни Альдермыш". Съездил он и в татарские деревни. Накупил целую коллекцию национальной обуви из цветной юфти. Правда, на серьезные инвестиции в промышленность так и не решился: "недостаточно гарантий..." С тем и уехал. Расстались они друзьями.

Из Америки Кэн то и дело звонил, присылал по факсу короткие письма с шутливыми рисунками. А через полгода приехал снова. Для серьезного разговора, как он объяснил. О своем первом неудачном замужестве - еще в студенческие годы - она ему уже рассказывала. А тут он начал с вопроса. Есть ли у нее кто-нибудь? В смысле - человек, с которым она готова связать свою жизнь?

- Есть, - ответила Раушан. - Только он живет в чужой далекой стране. И к тому же женат уже второй раз. Двое детей от первого брака (уже взрослые) и трое - от второго...

- А если он все уже обдумал и пришел к выводу, что жить без нее не может? Дети обижены не будут, все получат свою долю. К тому же жена, узнав о Раушан, сама предложила ему подать на развод...

Раушан обещала подумать. Впрочем, долго думать не пришлось - он приехал всего на несколько дней. Быстро все оформили и уехали вместе.

Сейчас они живут под Чикаго в собственном особнячке на берегу Великих озер. Раушан работает в фирме мужа, но скоро с работы уйдет, так как ждет ребенка. О Казани вспоминает с нежностью и грустью. Но приезжать пока не собирается. Подружки получают от нее редкие письма и завистливо вздыхают:

- Наша Раушан вытащила счастливый билет!

Р. АХМЕТОВ.