С самолетами Юрка Шерстнев подружился еще до войны. В ту пору его кумирами были пилоты Васильев, Уточкин, Нестеров, Сикорский. Начинал, как и все, с планеров и моделей, а потом стал курсантом Казанского аэроклуба, к окончанию которого в 1940 году уже прилично летал на У-2 и имел 15 прыжков с парашютом.

Его призвали в августе 1942-го, сняв бронь на 22-м заводе и не дав закончить учебу в авиационном техникуме: тыл наращивал выпуск самолетов и фронту требовались свежие летные кадры.

На вокзале его провожала любимая девушка Надя, которая училась в медицинском институте. Увидев слезы в родных глазах, Юрий сказал:

- Не плачь, дорогая, вот разобьем фашистов, и я вернусь!

После 5-месячной подготовки младший лейтенант Юрий Шерстнев был зачислен штурманом в бомбардировочную авиацию. Летал сначала на «Боинге» и Ту-2. Боевое крещение принял в январе 1943-го под Липками (ныне город Королев), где наша авиация поддерживала с воздуха объединенный партизанский отряд. А потом нежданно-негаданно оказался в Казани, где формировалась свежая авиационная дивизия «Труженик Татарии». Летчики
854-го полка, где служил Шерстнев, переучивались на новые казанские машины Пе-2.

Взлетали с аэродрома 22-го завода и парили в казанском небе, отрабатывая приемы пилотажа и бомбометания. А едва удавалась свободная минутка, он садился в трамвай и ехал в центр на свидание с любимой. Они бродили по затемненному городу, по набережным Казанки, а иногда выходили на лед, где он пугал местных рыбаков и свою невесту, стреляя из пистолета ТТ.

Дни, проведенные в родном городе, прошли быстро, как прекрасный сон. Вскоре авиадивизия фронтовых бомбардировщиков вылетела на фронт. Она участвовала в прорыве Ленинградской блокады, нещадно бомбя немецкую линию обороны в зоне наступления 59-й и 2-й ударной армий. Потом воевали на Украине. Особенно тяжелые бои были в сентябре 1943 года на Днепре, где они совершали десятки боевых вылетов, уничтожая переправы, колонны вражеской техники, склады боеприпасов и другие военные объекты. Ясно, что результат бомбежки в немалой степени зависел от мастерства штурмана, который прокладывал курс на цель и давал команду на сброс четырех 600-килограммовых бомб, а потом еще вел фотографирование результатов, кстати, также на нашей - казанской - фотопленке.

35 боевых вылетов совершил экипаж их «пешки» и летом 1944 года во время Львовско-Сандомирской операции. А в октябре в их самолет угодил снаряд из немецкого «Мессершмита».

- Мы уже готовились к посадке, - вспоминает Юрий Поликарпович. - Сопровождавшие нас истребители отвалили, а тут откуда ни возьмись «мессер». Немец выстрелил в нас из пушки и угодил прямо в кабину. Пилота ранило в живот, а меня в голову. Как сели, не помню: товарищи потом рассказали, что мы были оба без сознания...

Неделю он пролежал в коме, а через месяц медики вынесли приговор: к летной работе не годен. Но воевать штурман все-таки продолжил, теперь уже в навигационной службе 2-го гвардейского бомбардировочного авиакорпуса. Казанские «пешки» били врага в Польше, бомбили Берлин, а 9 мая летали на помощь восставшим пражанам. В мае 1945 года капитан Шерстнев побывал в столице Германии, где вместе с земляком - водителем Мансуром Абдюшевым оставил исторический автограф на стенах поверженного рейхстага: «Мы из Казани!»

Два ордена Отечественной войны I и II степени, два ордена Красной Звезды, две медали «За боевые заслуги», медали «За взятие Берлина» и «За освобождение Праги» - вот с каким «иконостасом» на груди вернулся летчик в родную Казань. После войны учился в Монинской воздушной академии, но после первого курса медики списали по здоровью. Впрочем, с авиацией он не расстался: окончив 5-й факультет КАИ, много лет проработал в НИИ приборостроения. А еще Юрий Поликарпович несколько лет работал вторым секретарем Советского райкома КПСС. И до сих пор гордится, что был причастен ко многим славным делам, которые удалось сделать на этом посту.

Ветеран Великой Отечественной войны и сегодня живет в Советском районе Казани. Вместе со своей супругой Надеждой Геннадьевной, с которой они прожили душа в душу более 55 лет, воспитали прекрасного сына и двух внучек. Есть у него и любимое увлечение - сад-огород. А еще Юрий Поликарпович ведет большую общественную работу в районном совете ветеранов. Несмотря на боевые раны и болезни, ветеран остается верен главному жизненному и фронтовому курсу - быть всегда там, где ты нужнее всего.