- Перед вами динозавр советской и российской журналистики. Помню, один раз в аудитории МГИМО очаровательная студентка сказала мне: «Как я рада с вами познакомиться! Оказывается, вы еще живы. Моя бабушка в молодости зачитывалась вашими книгами». Вот такой комплимент.

- Вы 56 лет в профессиональной журналистике, 40 из них - в советские годы. Что можете сказать о том времени?

- Меня часто спрашивают, как я это пережил. Важно, что именно моя компетентность была тем коконом, который защищал и обеспечивал мне независимость. Начальство инстинктивно чувствовало, что в делах, касающихся Японии и Китая, я знал на порядок больше. А вообще, я счастлив тем, что пришел в журналистику. И счастлив, что эти 40 лет прошли в советскую эпоху. Для нас, шестидесятников, фраза Евтушенко «Поэт в России - больше, чем поэт!» стала своего рода девизом в журналистике. Мы ощущали, что это не просто ремесло, профессия, а призвание. Журналистика - это служение. Работа в «Правде» дала мне осознание своего профессионального долга - перед читателями, телезрителями. Мы считали своим долгом помогать соотечественникам смотреть на окружающий мир непредвзято, без идеологических шор.

В газету «Правда», где я работал, в год приходило до 700 тысяч писем от читателей с просьбой решить какие-то житейские проблемы. Тогда любой человек мог искать справедливость через печать. А сегодня... получили гласность, но исчезла слышимость.

- О чем еще должен помнить настоящий журналист?

- Журналист должен осознавать свой профессиональный долг, своим творчеством тянуть вверх планку духовных запросов людей. «Сеять разумное, доброе, вечное...» Лучше этого выражения еще не придумано. Если следовать только за рейтингом, то вторая древнейшая превратится в первую.

 

Записала

Евгения МАЛЫГИНА