Один казанский предприниматель более-менее законно приобрел земельный участок в деловом центре Казани. Освоил его, выстроив небольшой торгово-офисный центр. Предприниматель имел более-менее прозрачный бизнес, сдавая площади в аренду, до тех пор, пока его недвижимость не приглянулась неким структурам. Те сделали предпринимателю предложение, от которого тот не смог отказаться. Теперь он строит помещение на новом, пока не столь привлекательном участке, опасаясь повторения сценария.

Еще одному авторитетному казанскому коммерсанту никак не удавалось ввести в эксплуатацию свой объект. Не согласовывались документы, не выдавались заключения, находились новые препоны. Далее все развивалось по аналогичному сценарию. В результате объект пришлось продать по бросовой цене, а опыт коммерсанта пополнился общением с так называемыми рейдерами.

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать.

Рейдеры - это самостоятельные структуры, интерес которых состоит в захвате чужой собственности. Причем именно в захвате, а не скупке, так как главный принцип рейдера - захватить дешевле, чем купить. Английское слово raid означает «внезапное нападение, налет». При этом рейдерством называют как приобретение компании без согласия фактического собственника и менеджмента в рамках существующего законодательства (по крайней мере, на первый взгляд), так и силовой захват с целью смены собственника. Фактически сегодня в цивилизованном мире распространен только первый тип рейдерства.

Возникновение данного явления в нашей стране пришлось на период «первоначального разделения капитала» 90-х, а к 2000 - 2001 годам окончательно сложились мощные рейдерские структуры. Более мелкие «группы товарищей» и «плавают» более мелко, пока сами не попадут в разработку ОБЭПа. Однако масштабы явления растут, и это признается на самом высоком административном уровне. Хотя официального юридического термина «рейдерство» в России пока не существует, на рассмотрении в Госдуме находится законопроект, мягко обозначивший явление как «корпоративные конфликты и споры» и в идеале направленный на защиту собственников от недружественных поглощений.

Наглые захватчики или санитары экономики?

Часто можно услышать о трехцветности отечественного рейдерства. Белые, серые, черные - захватчикам приписывают такие оттенки в зависимости от набора действий и степени их законности. При этом «белым» рейдерам отводится роль эдаких санитаров леса, то есть экономики, а «черные» ассоциируются с грубой силой и прочими «маски-шоу». Действительно, практика недружественного поглощения через скупку акций миноритарных акционеров по завышенной цене является абсолютно законной и ничуть не противоречит принятым в цивилизованном мире правилам игры. Однако поглощаемому бизнесу все равно, будет он «съеден» с солью или без, жить-то всем хочется. Тем более что, как отмечают эксперты, рейдерство в России имеет ярко выраженный криминальный характер.

Рейдерство как непременный спутник рыночной экономики всегда возникало одновременно с развитием бизнес-процессов вообще и акционирования в частности, отчего от корпоративных разбойников до сих пор страдает все постсоветское пространство, включая Украину и Восточную Европу. Условия для рейдерства создаются в тот момент, когда предприятие незаконным путем приватизируется. В России же лидером рейдерских течений вполне ожидаемо стала Москва, где сосредоточено 90% этих структур (www.prosvet.su). В сфере интересов рейдеров находятся промышленные гиганты, научно-исследовательские институты, банки, предприятия малого и среднего бизнеса, розничная торговля, общественное питание, сфера услуг. Эксперты мрачно шутят: мол, если вас не хотят захватить, значит, ваш бизнес не так уж и успешен.

Обратная сторона медали

В последнее время идет активное продвижение Татарстана как наиболее инвестиционно привлекательного региона страны. Данная тенденция предполагает аккумуляцию значительных капиталов, присутствие игроков федерального уровня в различных рыночных сегментах, развитие ритейла (розницы) и сферы услуг, выход предприятий на внешний рынок. Кроме того, предстоящий переход на международные стандарты финансовой отчетности (которые предусматривают гораздо более полное раскрытие сведений, чем российские) ставит перед бизнесом задачу сочетания прозрачности информации наряду с сохранением информационной безопасности. Несложно догадаться, что с бурным ростом деловой активности в республике, и в Казани в частности, вечно голодные рейдеры не обойдут своим вниманием столь лакомый кусочек.

Проблема захвата бизнеса в Казани существует, однако официальной открытой статистики по определенным причинам здесь нет и быть не может. За закрытыми дверями кабинетов спецотделов аналитики денно и нощно составляют общую мозаику рейдерских достижений и планов. Однако в целом это больше похоже на политику невмешательства, пока ценой вопроса не становятся государственные интересы.

Рейдеры любят «пушистые рыльца»

Оставим спецслужбы в покое и вернемся к нашим бизнесменам. Хотя вопросы экономической безопасности являются основными в деятельности любого успешно работающего предприятия, рейдеры способны найти действие практически на любое противодействие - силы, как правило, не равны. Существующие в нашей стране законы и течение бизнес-процессов позволяют найти компромат практически на любой бизнес. Тем более на предприятие, акционировавшееся в смутное время 90-х.

Сомнительная история приватизации объекта, «пушистое рыльце» ключевых управленцев, наличие недовольных миноритарных акционеров - практически необходимое первоначальное условие успешной рейдерской атаки. И наоборот, рейдеру сложнее захватить объект с безупречной корпоративной историей и отсутствием видимого повода для судебного иска. Но, как уже отмечалось, была бы компания лакомой, а механизмы воздействия найдутся. Особый вопрос - объекты недвижимости. Те, что построены не на самых законных основаниях на самых привлекательных земельных участках.

Как правило, технология захвата основана на использовании следующих методов: перехват оперативного управления, захват актива (земля, недвижимость, патенты, контракты и т. п.), преднамеренное доведение до банкротства. Рейдерами применяется метод максимального использования ресурсов в максимально сжатые сроки. И при первых подозрениях на недружественное поглощение следует оперативно реагировать, но лучше быть готовым заранее. Поскольку и в бизнесе лучшее средство от проблем - их профилактика.

Спасение поглощаемых - дело рук самих поглощаемых

Так есть ли способы защиты от рейдеров у попавшего в переделку коммерсанта или управленца крупного предприятия? Специалисты отмечают, что хотя на рынке рейдерства вращаются огромные капиталы и он располагает разнообразными «бело-серо-черными» технологиями захвата активов, с непрошеными гостями бороться можно и нужно. Спрос рождает предложение: в обеих столицах России уже появились фирмы-спасатели поглощаемого бизнеса, которые за определенную мзду берутся избавить компанию от неприятностей. Однако циники считают, что рейдерство - это игра юристов: просто одни играют в нападении, а другие - в защите.

Для владельцев недвижимости есть альтернативные варианты, например структурирование активов через инструменты рынка коллективных инвестиций - перевод активов юридического лица в активы ПИФа закрытого типа под управлением собственной управляющей компании. Считается, что структура закрытого фонда обеспечивает многоуровневую систему защиты, связанную с увеличением количества субъектов, уполномоченных на принятие стратегических решений. Главный ресурс рейдера - прежде всего информация об активе и его владельцах. Информация о владельцах объектов недвижимости, участниках ООО и акционерах АО имеет относительно высокий уровень информационной открытости, в то время как получить аналогичную информацию о ПИФе гораздо сложнее, поскольку реестр реальных владельцев, находящийся в ведении регистратора либо специализированного депозитария, публично недоступен.

Что касается акционерных обществ, то здесь есть несколько путей защиты. В частности ведение реестра у независимого регистратора существенно осложняет возможность мошенничества. «Бумажные» реестры небольших предприятий должны храниться только в банковской ячейке. Кроме того, рейдер не сможет атаковать объект, владельцы или менеджмент которого консолидировали 80 - 100% акций (на практике иногда бывает достаточно консолидировать и меньший пакет).

Хотя каждый случай захвата уникален, существует одно общее правило - рейдер может отказаться от идеи захвата только тогда, когда атака становится нерентабельной, то есть расходы превышают потенциальный доход от захватываемого бизнеса. А это значит, что тылы успешного бизнеса должны быть прикрыты и подчищены по всем фронтам: юридическому, финансовому, административному. Имеют значение и чисто практические меры, например надежная и эффективная охрана здания, которое может стать объектом силового захвата, так как следует помнить, что в большинстве случаев рейдеров интересует именно недвижимость. Все это слагаемые единого целого, образующие в совокупности определенную стратегию безопасности бизнеса.

По данным журнала «Человек и закон», в 2005 году по силовым захватам и недружественным поглощениям в России было возбуждено 346 уголовных дел, в суде оказалось 51 из них, всего вынесено 11 обвинительных приговоров. В марте 2006 года известная аудиторская компания Ernst & Young опубликовала обзор по рынку M&A в странах СНГ. По оценкам компании, в 2005 году совокупный объем этого рынка в России вырос по сравнению с 2004 годом на 65% и составил примерно 50,2 млрд долл. Лидером данного рынка является нефтегазовая промышленность (56% от стоимости сделок по приобретению компаний), за ней следуют металлургия и горнодобывающая отрасль (11%), пищевая промышленность (7%) и сектор финансовых услуг (4%). Наиболее высокие темпы роста показал сектор недвижимости и строительства.