В Казани начался XXII Международный оперный фестиваль имени Федора Шаляпина

Вниманию зрителей Татарского оперного была представлена легендарная драма - творение Пушкина и Мусоргского "Борис Годунов". Именно в партии царя Бориса сто с лишним лет назад блистал великий гений - наш земляк Шаляпин. В 1898 году ему было двадцать пять лет. Примерно в том же возрасте перевоплощается в Бориса казанский бас Михаил Казаков (что ж, символично!), и солист-джалильевец, надев костюм царя-смутьяна, волей-неволей становится участником реконструкции событий конца XVI века. Во всей красе на сцене предстает эпоха бород, кокошников, сафьяновых сапожек. И припоминаются вехи истории - "урочные лета", жутчайший голод, крестьяне подневольные, Лжедмитрий ?1, 2...

И главный провокатор событий - Борис Годунов. Он-то и появляется близ стен Новодевичьего монастыря в самом начале спектакля. Картиной позже - с выходом в народ и под заздравное пение хора "...солнцу красному слава, царю Борису слава" - он провозглашается законным царем на Руси.

Картина узнаваема. Музыка тоже. Редко теперь услышишь такую в "братской могиле" звучащей отовсюду попсы.

На сцену с глухим стуком опускаются массивные декорации. Под сенью Чудова монастыря - старик-отшельник Пимен (в его роли украинский солист Сергей Магера), создатель летописи злодеяний царя. Образ как будто бы воплощает совесть: в конце концов он и сподвигнет царя-ирода признать свой грех - убийство юного царевича. Но не сейчас. Пока все относительно спокойно и драматизм "Бориса" впереди.

Но вот является коварный князь Василий Шуйский - и в одночасье жизнь для царя становится почти что адом. Он видит вкруг себя зловещие тени и как в углу царских хором бьется в предсмертных муках окровавленное дитя.

Кто-то невидимый несколько раз поворачивает ключ - и ритм спектакля несколько ускоряется. По всей видимости, это происходит благодаря стараниям Михаила Казакова, который как может перевоплощается теперь в сумасшедшего - бегает по сцене в растрепанных чувствах (и примерно такой же прическе).

Даже романтическая сцена у Сандомирского замка теперь не в силах разбавить темные краски сценической реалии.

Логическим завершением сей "годуновской" истерии становится выход царя из собора Василия Блаженного и его как бы случайная встреча с юродивым. Кстати, в роли последнего дебютировал солист Большого, и теперь Татарского оперного, Нурлан Бекмухамбетов - тенор от бога, с актерским драйвом и чутьем. Он, безусловно, забирает на себя все внимание публики.

Что же остается Борису - завершить предсмертные стенания в Грановитой палате Кремля и провозгласить царем наследника Феодора (в его роли солистка "Новой оперы" Александра Шулятьева).

Публика безмолвствует: на глазах отдельных зрителей слезы, запрограммированные слезы после такого рода драм.

Спокойно, зритель. Далее все будет легче - "Свадьба Фигаро", "Севильский..." и "Богема"... Классика made in Europe более холодна и монотонна.

Елена БОНДАРЕНКО.

=