В 1904 году Казанскому Императорскому университету исполнялось 100 лет. Готовиться к торжествам начали аж за десять лет. А на заседании совета университета 27 мая 1897 года единогласно решили: "оказать высокую честь и лестное доверие профессору Н.П.Загоскину выступить историографом Казанского университета ввиду приближающегося векового юбилея..."

Николай Павлович представил совету свои соображения относительно работ, необходимых для написания истории одного из первых вузов России и составления биографического словаря его профессоров и преподавателей. Заслуженный ординарный профессор, историк-публицист и редактор многих казанских изданий, между прочим, заметил, что "для большего запечатления памяти о столетней годовщине желательно иметь альбом фотографических портретов, снятых или непосредственно с лиц, или же с живописных и фотографических портретов попечителей, ректоров, профессоров и студентов". Загоскин "полагал также целесообразным снабдить печатные издания некоторыми портретами и иллюстрациями, снятыми с натуры". Опытнейший издатель превосходно понимал значение видеоряда в исторических материалах и план свой по подготовке фотоиллюстраций к истории университета воплощал с невероятным рвением.

За пять лет неизвестными фотографами Казанский университет был отснят "от подошвы до макушки", то есть до креста, который венчал тогда белоколонное здание alma mater. В отделе рукописей и редких книг университетской библиотеки бережно хранятся сотни фотографий столетней давности. В основном это овальные портреты профессоров и преподавателей университета. А в музее истории университета семью печатями оберегается коллекция стеклянных большеформатных негативов, о судьбе которой хочется наконец поведать миру.

В 1975 году меня срочно вызывает ректор М.Т.Нужин и наставляет: "На биофаке нашли какие-то стеклышки с изображением видов университета. Поглядите, фотограф. Может быть, есть что-то дельное..."

Бегу на биофак. Профессор М.В.Марков указывает на огромный старинный шкаф, прислоненный к высокой стене кабинета: "Вот, никак не можем сдвинуть... ремонту паркета мешает". Нижний ящик чуть выдвинут, видны ребра каких-то стекол.

Вытаскиваю, обжигая пальцы, одно из них, смотрю через него в солнечный просвет огромного окна и немею от неожиданности - на негативе размером 18 на 24 сантиметра вид того самого актового зала, который поместил Н.П.Загоскин в один из томов своей "Истории Императорского Казанского Университета за первые сто лет его существования. 1804 - 1904". Усилиями трех мужиков из биологического музея вытягиваем ящики из шкафа. Я чуть не рыдаю от восторга: перед нами бесценный дар, который преподнес профессор Загоскин университету к его столетию. Это сотни видов зданий, интерьеров, залов, кабинетов, лабораторий, аудиторий, надворных построек и роскошных курилень, мастерских, кубовых, конюшен. В соседнем ящике негативы поменьше: в них летопись анатомички.

Докладываю Нужину. После минутного молчания он спокойно рассуждает: "Что ж, музея пока нет, но скоро будет... Берите мою "Волгу" и везите все домой. У вас схоронятся". Так оно и было. Долгими ночами любовался я великолепными видами университета, а когда пришел черед музею, передал их его хранительнице - Стелле Владимировне Писаревой. Посмотрите на картинки из прошлого века.

Юрий ФРОЛОВ.

=