Органы государственной власти Татарстана поставили перед собой задачу: выработать новую схему управления республикой. Разработали соответствующий законопроект, но поставленные задачи в нем, к сожалению, так и не были решены. Для устранения недостатков парламент образовал согласительную комиссию. Итогом ее деятельности стало рассмотрение новой редакции законопроекта в первом чтении на сессии Госсовета 20 февраля. Но, увы, обновленный вариант законопроекта по-прежнему далек от совершенства.

Недостатки действующей сегодня системы известны давно: отсутствие четкости в работе органов государственного управления, колоссальный бумажный поток вместо живого руководства, бюрократическое отношение к населению. Основным здесь является попытка выстроить всех и вся в одну общую линию, и как показал ход обсуждения законопроекта в парламенте, не всегда правильную. Более того, полномочия по утверждению схемы управления на соответствующей территории, закрепленные еще в Законе РТ от 30 ноября 1994 года "О местных органах государственной власти и управления", так и не были реализованы - то, что легко оформить на бумаге, несравненно сложнее воплотить в реальной жизни. Выработка схемы управления связана с вычленением всех стадий управленческого процесса, главным звеном в них является определение ключевых результатов. Только выстроенный по такой схеме менеджмент позволяет правильно определить компетенцию, круг полномочий всех звеньев системы.

Предписывать практическим работникам следовать разного рода "принципам", заготовленным для них в кабинетах, - это не государственная позиция в условиях становления гражданского общества. Важно соблюдать общие принципы построения республиканских и местных органов. А уж конкретные способы их применения определят непосредственные исполнители.

Увы, сегодня республиканские органы власти подтянули все рычаги управления к себе и тем оголили городской уровень. Более того, они обзавелись собственными структурными подразделениями с крупными штатами по всем направлениям работы. В итоге даже те полномочия, которые предоставлены местным органам власти, последние осуществить не в состоянии.

Таким образом, городское звено управления, которое, по замыслу административной реформы, должно стать ее системообразующим центром, на практике напоминает прежний исполком - когда городская власть отождествлялась только с государственным аппаратом. Это неверный подход применительно к поселениям, поскольку основу власти в них составляют территория и население. Власть - особая и необходимая функция любого коллектива, в том числе и территориального, который способен осуществлять управленческие функции не только через своих представителей наверху, но и непосредственно на местах.

Поэтому город следует рассматривать как форму организации проживающих на его территории граждан, как среду обитания, как особый социум, в котором граждане живут и работают, участвуют в управлении государством, местном самоуправлении, удовлетворяют потребности в предметах потребления, образовании, культуре, бытовых услугах, отдыхе.

Поэтому на первый план сегодня выдвигается проблема совершенствования статуса городов. Фактическое положение муниципальных образований в социально-экономической и политической жизни общества должно быть четко закреплено в их юридическом статусе. Он же определяется, как было отмечено ранее, территориальным принципом, ибо народовластие осуществляется не только на территории республики, но и в каждом населенном пункте его жителями. Действующее законодательство не закрепляет статуса городов в принципе, и объясняется это тем, что определяется он косвенно - путем законодательного закрепления компетенции местных органов власти.

Следует отметить: поиск городами собственных подходов к построению системы управления обусловлен спецификой местных условий. Речь идет об учете исторических, демографических и экономических факторов. Поселения отличаются разнообразием - разной величиной населенного пункта, различным положением в системе территориального разделения труда. Поэтому не может быть единообразия и в структуре, функциях и методах управления. Диапазон различий в городских поселениях велик: от мегаполиса, например Казани, крупных городов - как Набережные Челны, до средних - типа Альметьевска, и небольших - как Тетюши.

Надо признать принципиально правильным, когда Казань, имея, как минимум, двойной статус (столицы Татарстана и муниципального образования), отдает приоритет не только развитию столичного имиджа, но и повышению уровня жизни горожан, решению их повседневных проблем.

Естественно, разным городам присущи и различные задачи управления, разный объем работы управленческого аппарата и, как следствие, разнообразная структура и функции местной власти.

Вместе с тем необходима и четко определенная система. Она должна выражаться в общих подходах к построению управленческих органов и разграничению их полномочий. В местных органах власти должны четко выражаться две формы: исполнительная и представительная, создан единообразный подход к руководству муниципалитетов со стороны республиканских структур. Поэтому необходимо совершенствовать законодательную базу управления на общетатарстанском уровне. Нужны унификация, отбор наиболее рациональных и эффективных структур управления для однотипных городских поселений. В наши дни государственный аппарат не может довольствоваться старыми методами авторитарного управления, основывающегося на формуле "приказание-взыскание"; желая того или нет, органы власти вынуждены вести переговоры со всеми участниками управленческого процесса, убеждать, а не понукать. Лишь в этом случае общество получит действенный механизм контроля над процессами внутреннего саморазвития и самоорганизации.

Ильшат МИННЕГУЛОВ.