Сложно ли загреметь в наше время "на сутки"? Проще пареной репы - об этом вам расскажет любой постоялец "домзака", популярного среди столичных люмпенов тюремного корпуса в Кировском районе, куда свозят нарушителей общественного и семейного спокойствия со всей Казани. Тех, кто под действие УК, слава Аллаху, не подпадает, но чьи административные "художества" караются уже не банальным штрафом, а кратким заключением за решеткой.

Путь будущих "суточников" на нары начинается в обычных камерах райотделов милиции. Ренат, к примеру, очутился там в результате пьяных разборок с женой: после веселых посиделок с приятелями-грузчиками на вьетнамском рынке крючник упорно требовал у супруги "продолжения банкета". Любимая, может, и не хотела отправлять непутевого "кормильца" на нары. Да поверила заверениям вызванного ею участкового, что сорвавшийся с тормозов благоверный после ночевки в камере возвернется домой - и подмахнула заявление. В итоге вместо родной квартиры Ренат вошел наутро в двери суда и в компании десятка подобных ему "мелких бесов" в течение двух минут был приговорен усталой судейской дамой к 10 суткам лишения свободы.

После "процесса" в милицейской "фуре" на пути к месту заключения "подельники" успокоились: могло быть и хуже. Ладно что не дали 15 или 30 суток - сегодня это самая популярная мера для домашних скандалистов. Недавний студент юрфака и сам сознавал, что отделался счастливо: в хмельном угаре был способен на куда более увлекательные похождения. В длинный тюремный коридор на втором этаже корпуса для административно задержанных вошел с твердым намерением завязать - по крайней мере до тех пор, пока не расплатится с "косоглазыми" работодателями, у которых назанимал накануне несколько тысяч рублей.

- В какую камеру - рабочую или без вывода? - участливо поинтересовался надзиратель, отбирая предусмотрительно спрятанные Ренатом в носок сигареты.

Услышав, что новоявленный подопечный готов проявить чудеса трудового героизма, охранники расчувствовались настолько, что выдали Ренату и еще троим "новобранцам" кирпич хлеба со смахивающим на обычный кипяток несладким "чаем" - несмотря на то, что официальный 6-часовой ужин был давно завершен.

Просторная камера, напоминающая небольшой спортзал, встретила новоселов равнодушно: два десятка ее обитателей коротали вечер кто в беседах о совершенствовании пенитенциарной системы, кто за игрой в самодельные нарды или "мондовошку", кто за чтением обрывков прошлогодних газет. Места хватало - нары заменял похожий на клубную сцену обширный помост. Здесь, на собственных куртках и дубленках, велись философские диспуты, проигрывались состояния из полпачки сигарет, повествовались захватывающие истории из криминального прошлого. Лениво поинтересовавшись, нет ли, случаем, у новичков "Мальборо", два молодых мафиозных коммерсанта угостили их рассыпным табаком - охрана несколько раз в сутки милостиво подбрасывала арестантам курево для самокруток.

Вечер после работы - самое томительное "на сутках" время. Уже через полчаса Ренат был посвящен в подробности неудачного наркорейда новых знакомых в Москву и того, как переквалифицировавший дело "следак" потребовал неожиданно дополнительную мзду и упек их для сговорчивости в местный "санаторий". Подобных баек в любом изоляторе что порноскандалов в "Окнах" Нагиева, поэтому Ренат присоединился к компании нардистов - ожесточенные баталии велись на нарисованных прямо на помосте полях, шашки и кости умело вылеплены из хлебного мякиша. На кон поставил случайно завалявшийся за подкладкой пальто коробок спичек (с огнем здесь была напряженка) и уже через полчаса стал счастливым обладателем 5 сигарет и пары ломтиков копченой колбасы. Закрывая глаза, Ренат подумал, что пакостно начавшийся день в целом завершился удачно. Завтра он попытается слинять с работы и добраться до жены - глядишь, еще и "хавкой" удастся разжиться.

С утра повезло: после завтрака из черного хлеба с дежурным кипятком попал в бригаду по сколке льда около райотдела милиции. Трудились ударно - охрана отбыла сразу же, как доставила их на место, а курировавший работу по благоустройству офицер пообещал "суточникам" "аккорд": справитесь с энной сотней квадратных метров - отправляйтесь к месту дислокации собственным ходом. К 3 часам тротуар в микрорайоне был безопасен даже для подслеповатых старушек - им помахали рукой и пожелали удачно вернуться "на курорт".

До контрольных у надзирателей восемнадцати ноль ноль времени хватало, Ренат успел заскочить в парикмахерскую к глубоко раскаявшейся супруге и получил от нее пакет вкуснейшей снеди. Тут же родилась идея и с транспортировкой сигарет: тонкие пачки "Примы" спрятал в разрезанных и вновь аккуратно склеенных батонах. Смекалка не подвела, шмон прошел удачно - продукты в камеры "работягам" носить не возбранялось, разламывать же булки никому из "вертухаев" в голову не пришло.

Жизнь положительно налаживалась - вечером в камере закатили роскошный ужин, а ренатовское "ноу-хау" с сигаретами произвело даже небольшой фурор. Затягиваясь "Бондом", которым он предусмотрительно нашпиговал пачки из-под "Примы", Ренат подумал: хорошо бы и завтра попасть на столь же удачный "аккорд". Может, "стограммовку" в батоне пронести удастся? До выхода на свободу ему оставалось ровно восемь суток...

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.