Наши же курортницы разделялись на несколько "подвидов": одни откровенно приезжали поразвлечься за счет местной мужской "фауны" и часто попадали в серьезные переделки. Такую развеселую девицу из Перми, говорят, похитили прямо на глазах сидящей за столиками кафе под открытым небом публики. Правда, со стороны создалось такое впечатление, что сильно подвыпившую даму уволок на своих плечах ее заботливый кавалер. Но затем после розысков, организованных местной милицией после настойчивых просьб и заявлений подруг приезжей пермячки, было проведено поверхностное расследование. Следов похищенной дамы не обнаружили, и дом отдыха оброс слухами, что ее где-то держат взаперти и пользуются ее услугами чуть ли не всем поселком, имеется в виду, конечно же, мужское население. Одна из наших отдыхающих дам особенно усердно распространяла такие слухи и была жестко одернута абхазской администрацией "Солнечного" на виду у всей обедающей армии отдыхающих. Эта акция была воспринята российской стороной как ущемление национального достоинства и вызвала бурный протест. Но до государственного конфликта дело не дошло: милиция пообещала обязательно принять меры по розыску пропавшей, и все сразу успокоились.

Хотя были и такие девицы, которым удавалось вполне благополучно побыть на содержании жгучих южных мужчин во время всего своего пребывания в доме отдыха. Таких возили на шикарных автомобилях, кормили и поили в ресторанах, но не давали воли в смысле знакомства с российскими или другими СНГовскими представителями сильного пола. Такие, так и хочется написать "девки легкого поведения", становились как бы собственностью какого-нибудь Ашота или Автандила и сами потом были не рады этой постоянной опеке своего кавказского бойфренда.

Другая категория дам сразу проводила четкую границу между собой и южными ухажерами и знакомилась только со своими родными расейскими мужчинами. Но "раскручивали" они своих отпускников по полной программе, вытрясая из них припасенные на отдых "деревянные" до победного конца. Однако иногда на фоне этой слегка закамуфлированной купли-продажи интимных услуг расцветала какая-нибудь романтическая история, и все отдыхающие - кто с юмором, кто с завистью - обсуждали курортный роман. Так, один из немногих русских из обслуживающего персонала - молодой лифтер Леша, влюбился в солистку-музыкантшу и для храбрости изрядно выпивал перед танцами и бросался приглашать свою эстрадную диву только в те редкие моменты, когда она отдыхала от выступлений. Кто-то откровенно насмехался над потерявшим голову мальчишкой, но многие жалели Лешу, который оказался в плену обстоятельств в Абхазии и даже не мог выехать в Нижний Новгород к своим родным сестрам - не хватало денег на проезд. Женщины сочувствовали лифтеру, баловали его вниманием. Музыкантша-солистка тоже не противилась присутствию Леши на репетициях, где он пожирал ее глазами. Однако все кончилось весьма некрасиво: выяснилось, что этот бедный влюбленный часто избивал садистским образом свою мать, чтобы выудить у нее деньги на очередную порцию алкоголя, и интерес дам к лифтеру сменился откровенным презрением.

Одна из поселковых красавиц - Гаянэ, воспылала страстью к клавишнику Георгию. Но тому было не до местной женской "флоры". Его буквально атаковали сразу три девушки из дома отдыха и две отдыхающие из соседних пансионатов. Он проживал в комфортабельном бунгало рядом с пляжем и часто разрывался между своими подругами, проводя с одной время у себя в бунгало, а с другой в ее гостиничном номере. А днем часто приходилось наблюдать такую картину: Георгий мечется по пляжу, скрываясь то от одной, то от другой своей южной знакомой в ресторане или кафе, в раздевалке, под заброшенной лодкой или просто в кустах акации, иногда попадая между двух, а то и трех огней. Те, кто был в курсе его увлечений, откровенно наслаждались этими маневрами клавишника на территории пляжа (личностью-то он был популярной и известной среди курортников), а самые завистливые открывали глаза двум-трем его жертвам на коварство предмета их воздыханий, и они на глазах у откровенно веселящейся публики выясняли отношения, доходя иной раз до активного рукоприкладства. А влюбленная в Георгия Гаянэ проводила время под окнами очередной пассии музыканта, и когда он выходил со своей очередной симпатией на балкон, то готова была расстрелять их обоих. И поверьте, у этих решительных женщин, недавно переживших войну, рука бы не дрогнула. Так что Георгий сильно рисковал, не замечая жарких взглядов Гаянэ, а однажды получил чем-то по лбу, когда выполз, изнемогший от ласк партнерши, на балкон. Это ревнивая Гаянэ не сдержалась и запустила в него камешком. А если бы в этот момент у нее под рукой был пистолет?

(Продолжение следует.)