На днях в Казань из итальянского города Пиза вернулись экспонаты выставки "Искусство ислама на Волге" из коллекции НКЦ "Казань".

Три месяца в музее русских икон Печчоли аббатства Сан Дзено, расположенном в бывшем католическом храме, итальянцы могли видеть замечательные образцы исламского искусства. Выставка проходила в рамках Международной исламско-христианской конференции. Инициаторами ее проведения стали мэр Пизы Паоло Фонтанелли и мэр Казани Камиль Исхаков. Подробнее о выставке мы попросили рассказать автора концепции экспозиции, искусствоведа, заместителя директора НКЦ "Казань" по науке Розалину ШАГЕЕВУ:

- Миссия представлять татарскую культуру выпала на долю НКЦ "Казань" не случайно. За 10 лет существования музея национальной культуры при центре собран уникальный материал, способный представлять татар на мировом уровне. Об этом свидетельствует целая серия выставок НКЦ - начиная с Будапешта в 1994 году и кончая Парижем в 2001-м.

В последнее время в мире возрос интерес к исламу и в политическом, и в социальном, и в культурном плане. Нынешний феномен Казани, "татарский фактор", ассоциируется в мире именно с исламом. Татары, живущие в Восточной Европе среди различных мощных этносов, не поглощенные христианством, чудом сохранившие себя, свой язык, древние верования, для европейцев некий причудливый, таинственный народ наподобие хоббитов Толкиена, мудростью и самоотверженностью отведших мрак.

Кто бы мог подумать, что в Италии - на родине искусства - нашу выставку примут с таким радостным изумлением! Итальянцы выпустили красочный каталог с драгоценной "Казанской шапкой" на обложке. Каталог открывает фотография знаменитой "Маклашевской всадницы" из города Биляр - бронзового замка X - XII веков c фигурой всадницы, восседающей на барсе. Итальянцы были ошеломлены! Всем известна легенда о волчице, вскормившей Ромула и Рема, основателей Рима. А у нас есть легенда о воинственной всаднице-амазонке, родившей от барса (в других вариантах - от волка), десять сыновей, которые и стали основателями мужественного тюркского народа. Так неожиданно начали открываться какие-то неизученные, ныне утраченные связи Италии с тюркским миром, идущие со времени нашествия в Европу, Рим гуннов под предводительством Атиллы в V веке.

Глубокие исторические связи Италии и Булгара - это не досужие вымыслы булгаристов, а реальный факт. Известно, например, что знаменитый мост в Венеции Риальто стоит на тюркском фундаменте и называется Фондакко дей Туркеи. Знатоки утверждают, что это вывезенные чудом из Волжской Булгарии столбы из лиственницы. И таких примеров сотрудничества немало. Известный итальянский архитектор Алевиз Новый строил Бахчисарайский дворец в Крыму, и Менгли-Гирей, хан, муж казанской царицы Нур-Султан, отправил его в Москву к Ивану III со словами "зело прекрасный мастер". Именно в это время в Москве воспитывался казанский хан Мухаммат-Амин, и не исключено, что, вернувшись в Казань, он пригласил итальянских мастеров на строительство Казанского кремля. Об итальянских чертах башни Сююмбике, повторяющей в очертаниях две другие башни Италии, говорилось уже много.

Еще один любопытный факт - в казанском войске, среди "гвардейцев Сююмбики", наряду с ногайцами, марийцами, черемисами, крымцами и даже турецкими янычарами были и итальянцы, которых называли дикие гуси.

Многое на выставке для итальянцев стало настоящим откровением. Но главным оказался аспект гуманитарный, духовный. Итальянцы признавались, что татарская выставка явилась окном в единый русский мир. Татары в сердце России - это для них уникальный пример мирного сосуществования двух великих религий. Влиятельные люди в политике, искусстве из Рима, Пизы говорили на выставке, что конструкция Европы будет более прочной, если она станет дышать не только легкими Запада, но и христианского Востока и евроислама.

Ольга ИВАНЫЧЕВА.