Продолжение. Начало в ?26, 29, 35.

Неподалеку располагались и два экзотических пляжных ресторана. Один из них имел "папуасский" вид - хижины с крышей из высохших морских водорослей и соответствующей кухней вплоть до салата из мидий, кальмаров и крабов, а другой представлял из себя разновидность ларька, вделанного прямо в скалу, где можно было заказать истинно кавказские блюда - шашлык на шампурах, люля-кебаб, или форель и запить все это дешевым кисловато-терпким абхазским вином.

Берег моря, как и полагается, разделялся на сектора волноломами. На некоторых из них догнивали свой век надстройки со смотровыми, нависающими над прибоем, башенками. Но ступени и доски в этих навесах были уже ненадежными, трухлявыми, хотя крепкая древесина субтропических деревьев еще сопротивлялась натиску времени и бесхозяйственности. Ближе к устью речки вода от пресных потоков была более мутной и холодной. А вот чуть подальше от него отличалась настоящей южной теплотой, прозрачностью и ласковостью. Волна как по заказу была небольшой, и я наконец с удовольствием окунулся в зелено-соленую купель, от души поплавал и понырял до вечера, сразу пропитавшись характерными морскими запахами.

Темень опускается на берег моря по-разному - то плавно накрывает все вокруг словно гигантским парашютом, то падает сразу, будто обрушивается черный небо-свод. И в таком разливе южной ночи особенно нежно и призывно расходятся волнами с танцплощадки проникающие в душу мелодии. Мои друзья-музыканты - солистка Вероника, клавишник, обладатель бархатного баритона Георгий и еще один солист- тенор Фарид работали почти каждый день: играли то на танцах, то на свадьбах, то в ресторане, а то и в Гагры их приглашали. Ничего им за работу не платили, но и они в свою очередь жили в доме отдыха бесплатно - питались и занимали роскошные апартаменты, ездили на экскурсии за счет заведения. На танцах они отводили душу, экспериментировали, пробовали разные аранжировки популярных песен и давали по сути дела импровизированные концерты, чем и привлекали многих отдыхающих не только из "Солнечного", но и со всей округи. В ресторане же они рассчитывали хоть на какую-нибудь оплату от публики, но прижимистые абхазцы не очень-то раскошеливались, и было любопытно наблюдать за тем, как надеждой загорались глаза музыкантов, когда очередной усатый мэн лез в карман. Но вместо денег он извлекал оттуда то сигарету, то платок, чтобы вытереть пот после темпераментного танца. А вместо гонорара (парнаса - на языке музыкантов) загулявший посетитель похлопывал их по плечу, лопоча что-то на своем языке, и ребята готовы были буквально разорвать обманувшего их ожидания клиента на части. Зато на танцах они играли от души.

Напоенные солнцем и морем за день тела отдыхающих сами собой приникают друг к другу и плывут в облаке блюза или трясутся в нарастающем ритме продвинутых шлягеров. Завязываются и развязываются на танцплощадке непрочные курортные романы. А местные усатые и носатые красавцы ходят группами мимо сбивающихся в кучки женщин, собравшихся здесь со всех просторов России и СНГ и со знанием дела выбирают партнерш по танцу. Потом как правило следуют приглашения продолжить вечер в более непринужденной обстановке, кто-то соглашается, себе на радость или на горе - как повезет, кто-то отказывает, вызывая неподдельное возмущение южных донжуанов. Есть и приезжие российские мужчины, самые смелые из которых вступают в соперничество с лицами кавказской национальности, и это тоже служит причиной многих конфликтов, разрешаемых за пределами танцплощадки. Но в большинстве своем мужчины договариваются или кто-то из них уступает.

Бродит вокруг танцевального пятачка много одиноких местных женщин армян-ской, абхазской и прочих национальностей. Эти горячие вдовы или просто одиночки почему-то больше реагируют на приезжих из России мужчин, и бывает, сладкими посулами заманивают их к себе в поселок под предлогом попробовать хозяйского вина, помочь забор поправить или крышу. Чем заканчиваются подобные хождения по женщинам-девушкам с экзотическим именами Гаянэ, Нарине или Роксана, можете себе представить сами. Но по отзывам некоторых счастливцев (южные красотки очень разборчивы и привередливы, но уж если любят, так любят изо всех сил), они никогда не забудут их высокотемпературных ласк.

(Продолжение следует.)