На прошлой неделе исполнилось сто лет со дня рождения народного артиста СССР, композитора Матвея Блантера. Разумеется, столетний юбилей прошел практически никем не замеченный. На что может рассчитывать некогда знаменитый композитор, давно ушедший в мир иной, писавший популярные песни для канувшей в Лету эпохи?

Он пробился в Москву в тридцатых годах прошедшего века, его оперетта "На берегу Амура" была тогда популярней нынешнего мюзикла "Норд-Ост". Блантер входил в советскую музыкальную элиту, много работал для театра и кино, как Прокофьев и Шостакович, однако таких высот не достиг. Разменялся на мелочи.

Его судьба поучительна. И сегодня вряд ли можно найти композитора, который не мечтал бы о славе прижизненной, официальном признании своего таланта и его материальном подтверждении. Раньше для этого приходилось доказывать свою преданность коммунистическим догматам, теперь надо добиться коммерческого успеха во что бы то ни стало. И то, и другое, впрочем, не может удовлетворить истинного творца, ему еще подавай посмертную память!

Такую память Матвей Исаакович, бесспорно, заслужил. Хотя при жизни, как и остальные, занимался музыкальной поденщиной, обустраивал свой быт, чтобы быть "не хуже других". Про него теперь рассказывают, что он первым среди советских композиторов, когда разрешили, обзавелся личным автомобилем. Тогда он был не только средством передвижения!

И еще одна страсть не давала покоя музыканту и в конце концов его прославила. Как ни странно, это футбол. И по сей день все официальные матчи чемпионата России начинаются знаменитым блантеровским маршем! Пусть даже болельщики не знают его автора, Матвей Исаакович вряд ли был бы на них в обиде.

Блантер написал немало шлягеров фронтовых лет, таких как "Летят перелетные птицы" и "В лесу прифронтовом". Но поистине всенародную славу принесла ему казалось бы совершенно непритязательная довоенная песенка о любви безвестной девушки Катюши к молодому пограничнику.

В музыкальном материале этого шедевра вряд ли можно найти какие-нибудь открытия в области композиции, да этого и не требуют от популярного жанра. Но три "князя Игоря" нынешней эстрады (Матвиенко, Николаев и Крутой) могут только мечтать о таком хите!

Успех, выпавший на долю этой песенки, действительно феноменальный, его вряд ли можно объяснить лишь раскруткой по радио. В самом деле, ведь передвижную ракетную установку, наводившую ужас на гитлеровцев в годы войны, не военные конструкторы наименовали "Катюшей" - так ласково ее прозвали наши бойцы, а официального названия даже артиллеристы не знали, потому что она все годы войны оставалась сверхсекретной.

И вряд ли кто-нибудь из наших штирлицев посоветовал разучивать эту песенку итальянским партизанам, для которых она стала чуть ли не боевым гимном. Не случайно поэтому именно Матвей Блантер принимал участие в легендарной радиотрансляции из поверженного Берлина 7 мая 1945 года, где он и Тихон Хренников пели всему миру свои фронтовые песни.

В те годы Блантер был, пожалуй, известнее Шостаковича. Но теперь его практически забыли. Одна "Катюша" живет, став давно уже народной песней. Но, может быть, для композитора лучше памяти и не бывает?

Говорю об этом вовсе не для того, чтобы уколоть современных композиторов, пишущих попсу. В самом деле, матвиенковский хит "Назови меня тихо по имени" на стихи Виктора Пеленягрэ, задушевно исполненный Николаем Расторгуевым и группой "Любэ", по своему эмоциональному воздействию мало уступает блантеровской "Катюше". Ведь по-своему и они поют все о том же - о главном.

В преддверии Дня защитника Отечества, думаю, будут вспоминать и старых, и новых хитмейкеров.

Светлана ЧЕГОДАЕВА, искусствовед.