В январе 1871 года в одном из номеров "Санкт-Петербургских Ведомостей" появилась статья о порядках, царивших в Императорском Казанском университете. Статья была жесткая, злая и явно направленная против тогдашнего попечителя Казанского учебного округа Петра Дмитриевича Шестакова, "домогавшегося превратить университет в покорную гимназию или скорее в канцелярию послушных чиновников". Статья не была подписана, однако многие профессора и даже студенты знали, кто ее автор. Им являлся, и не скрывал этого, профессор кафедры физиологической анатомии университета Петр Францевич Лесгафт.

Собрался университетский совет - ведь был оскорблен попечитель, однако мер относительно профессора, вынесшего сор из избы, не было предпринято никаких.

- А вы уверены, что это написал Петр Францевич? - защищал Лесгафта профессор Данилевский.

- Да, ведь статья без подписи, - вторил ему профессор Якобий.

29 сентября в той же газете появилась новая статья Лесгафта, уже с его подписью. Называлась она откровенно и прямо: "Что творится в Казанском университете" и заканчивалась следующими словами: "...Университет все более и более клонится к упадку".

Это была бомба. Осколки от нее разлетелись так далеко, что задели не только попечителя Казанского учебного округа, но и министра народного просвещения и даже императора. Незамедлительно последовало распоряжение министра, "Высочайше утвержденное" Александром II: "...Экстраординарного профессора Казанского университета Лесгафта уволить от службы без прошения, с тем, чтобы впредь не определять его ни на какую должность по учебной части..."

Петр Францевич родился в 1837 году. С малых лет был он характера самостоятельного, и будучи отданным отцом в ученики аптекаря, однажды, когда ему до чертиков надоели все эти склянки и пробирки, однажды ушел из аптеки и более не вернулся.

Рассерженный отец, очевидно, перестал заниматься его воспитанием; живи, мол, как хочешь. А Петр хотел учиться. Его старший брат Александр поднатаскал его по профилирующим гимназическим предметам, и он сдал экзамены, причем в один из старших классов.

Гимназию Петр Лесгафт окончил с серебряной медалью и поступил в Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию. Жил он в крохотной комнатке недалеко от академии, подрабатывал, как и многие студенты, частными уроками.

Он был учеником знаменитого профессора Николая Николаевича Зинина, который его очень ценил, и известного профессора-анатома Венцеслава Леопольдовича Грубера, оказавшего на Лесгафта огромное влияние и привившего ему любовь к своему предмету.

В 1861 году Лесгафт успешно окончил Академию и не без влияния Грубера был оставлен при анатомическом кабинете прозектором с правом преподавания анатомии. Ученик во многом походил на своего учителя: тот же непреклонный характер, исключительная работоспособность, высокая эрудиция.

Успехи позволяли двигаться дальше. В 1868 году Петр Францевич был избран на кафедру физиологической анатомии в Императорский Казанский университет, сменив на ней заслуженного профессора Евмения Филипповича Аристова. Студенты уважали и побаивались его: он был весьма строг и не любил ленивых и глупых. "Энергичная, действенная любовь Петра Францевича к своему предмету невольно передавалась и заражала его учеников, - писала в своих воспоминаниях знаменитая народоволка Вера Фигнер, после окончания Казанского Родионовского института благородных девиц посещавшая вольнослушателем лекции Лесгафта. - Он был очень увлечен анатомией. Как дите своей любимой игрушкой, с которой никогда не расставался.

- Видели ли вы когда-либо подобную картину? - говорил на лекциях Петр Францевич, тыкая пальцем в мертвую ткань тела. - Это прелестно..."

После увольнения Лесгафта - в знак протеста - из университета ушли профессора Головкинский, Данилевский, Морковников, Якобий, Левицкий, Имшенецкий и Голубев. Среди студенчества начались волнения: писались протесты, устраивались сходки, а нового профессора, назначенного на место Лесгафта, просто освистали. Петр Францевич же, продав мебель, уехал с женой и сыном в родной Петербург и устроился к профессору Груберу вести женский кружок, образовавшийся в стенах Военно-медицинской академии. Именно благодаря Лесгафту вышли из этого кружка две первые женщины-врача в России - Суслова и Кашеварова.

Вскоре ученому поручили разработать гимнастические упражнения для военнослужащих и командировали в Германию, Францию и Англию для ознакомления с организацией физического воспитания. Вернувшись в Россию, Петр Францевич увлекся идеей физического развития человека - и именно он стал автором особой системы гимнастики, до сих пор известной как лесгафтовская. Явился он и создателем теоретической анатомии, граничащей с такими научными дисциплинами, как физиология, психология, патологическая анатомия, эмбриология, химия, физика.

Шли годы, а он продолжал работать по 15 - 18 часов в сутки, вел научные изыскания, читал лекции порой и в праздники. И горой стоял за студентов, за что однажды был опять уволен от преподавания в университете. В 1909 году после тяжелой болезни почек он скончался в Каире, где пытался лечиться.

Его хоронили в Петербурге. Траурных речей не было - Лесгафт был не в чести у столичного начальства, ибо никогда не кланялся и ничего у него не просил. А гордых и независимых как не любят теперь, так не любили и ранее. Посему похороны прошли молча, что даже подчеркнуло торжественность и скорбь печального обряда...

Впрочем, потомки Лесгафта не забыли. Одна из улиц Вахитовского района нашего города названа его именем. Совсем не зря.

Леонид ДЕВЯТЫХ.