Зуля Камалова живет в Австралии с 1991 года. Организовала там свою музыкальную группу. Ее новый альбом 3 Nights, записанный на трех языках - татарском, русском и английском, был удостоен премии Австралийской ассоциации индустрии звукозаписи (австралийская «Грэмми»). Композиции из этого альбома продержались 16 недель в первой десятке европейских музыкальных чартов, что не удавалось еще никому в истории австралийской музыки.

- «Сотворение мира» - это необычный фестиваль. Если меня приглашают участвовать в таком интересном событии и к тому же появляется возможность поехать на родину, то я с радостью соглашаюсь. И организовано здесь все здорово, - поделилась своими впечатлениями о фестивале Зуля во время онлайн-конференции, прошедшей в информационном агентстве «Татар-информ».

- Интересно, как долго вы привыкали к жизни на другом конце света - в Австралии?

- Я уехала в Австралию так давно... В 1991 году это было. Конечно, сначала мне все казалось экзотичным, необычным. В Мельбурне и Сиднее много русских, они живут в своем замкнутом мире, и наверное, у них свое видение Австралии. Я же приехала в маленький город в штате Тасмания и жила не обособленно, а среди австралийцев. Мне пришлось идти своим путем. Это было сложнее, чем жить в диаспоре, но пошло на пользу: помогло узнать страну, найти себя в профессиональном плане.

- А есть в Австралии татарская диаспора?

- Да, в Аделаиде достаточно большая диаспора. Сколько ее представителей, точно не знаю, наверное, больше 100 семей. Они ежегодно проводят Сабантуй, там даже есть татарская школа.

- Вы работаете с австралийскими музыкантами, насколько им интересна и близка татарская музыка, которую вы играете?

- Я работаю с этими музыкантами уже пять лет. Они прекрасные ребята, и им нравится все, что мы делаем. Один по происхождению грек, тот, кто играет на аккордеоне, - наполовину ирландец, наполовину немец, но родились они в Австралии.

Нельзя однозначно сказать, что мы исполняем татарскую музыку. Наш стиль определить очень сложно. Это и татарские мотивы, и элементы джаза, французского шансона, популярной музыки, и фолк, и этностиль. И еще одно наше главное отличие от многих исполнителей - мы всегда поем только вживую. Петь под фонограмму - я считаю, это неуважение к своим слушателям. Знаете, когда привыкаешь к фонограмме, то даже и не думаешь, что можно петь по-другому. А когда послушаешь живую музыку, то фонограмму уже воспринимать сложно.

- Вы много лет живете в Австралии. Часто удается прилетать на родину и нет ли желания вернуться насовсем?

- У нас каждый год бывают концерты в Европе, и при каждой возможности мы приезжаем сюда. У меня была идея несколько лет назад переехать поближе к России, но когда родилась дочка, вопрос пришлось отложить. Австралия - это очень далеко, добираться дорого и неудобно. 30-часовой перелет переносить довольно тяжело, да и родители мои стареют. Хочется видеть их чаще. Хочется, чтобы и дочка моя чаще и больше общалась с ними.

- На фестиваль вы приехали с дочкой?

- Да, Зифе всего 2 года и 4 месяца. Мы с мужем долго готовили ее к этой поездке, рассказывали о Казани, Татарстане. Хотелось, чтобы у нее остались только добрые и светлые воспоминания об этом путешествии. Сначала Зифа гостила у моих родителей в Удмуртии и я четыре дня ее не видела. Мы впервые расстались на такое долгое время. Я так соскучилась... Но с другой стороны, вспомнила, как жить без ребенка - это же свобода!

- Зифа - очень красивое татарское имя, кто его выбирал?

- Мы вместе с мужем хотели назвать ребенка татарским именем. Муж мой австралиец, поэтому у дочери татарское имя и двойная фамилия - татарско-английская.

- На каком языке вы общаетесь с дочкой?

- Я общаюсь с ней на русском, папа - на английском. Когда приезжаем сюда, родственники пытаются говорить на татарском. Они чувствуют свою ответственность за то, чтобы она знала родной язык. Я думаю, она бы с легкостью могла освоить еще один язык, просто нужно дать ей возможность это сделать.