Представляем героя интервью.

Судья Верховного суда РТ Максим БЕЛЯЕВ до вступления в эту должность 13 лет занимался расследованием уголовных дел по организованной преступности.

Закончил юрфак КГУ. С 1993-го по 2002 год работал следователем, старшим следователем, следователем по особо важным делам прокуратуры Казани. С 2002-го по 2006 год - зампрокурора Вахитовского района Казани, зампрокурора города Нижнекамска. С 2006 года - судья Верховного суда Республики Татарстан.

- Максим Владимирович, вы хорошо знакомы с историей появления в Казани ОПС. Когда появились первые группировки?

- Первая, «Тяп-Ляп», заявила о себе в 70-е годы прошлого века. Зародившись в микрорайоне Теплоконтроля, они вскоре расползлись по всему городу. В 80-м году около 30 человек «Тяп-Ляп» были осуждены. Тогда четверых приговорили к расстрелу, остальных к длительным срокам лишения свободы. Но расстреляли только двоих, двоих помиловали с учетом смягчающих обстоятельств. Именно после появления «Тяп-Ляп» молодежь из обычных дворовых компаний стала сплачиваться в ОПС для защиты своих районов. Группировки 90-х уже почувствовали свою безнаказанность и слабость власти, которая в то смутное время не смогла с ними справиться. В итоге от драк ОПС перешли к вымогательствам, грабежам, а потом и к убийствам.

КСТАТИ

В этом году осуждены представители 6 ОПС - «Нижний Китай», «Татары», «Банда Бешеного», «Балута», «48-й комплекс», «Квартала». А также лидер группировки «Жилка». Ожидают приговора члены 2 ОПС - «56-й квартал», «Курицынские». На стадии расследования дела 5 ОПС - «Низы», «Боксеры», «Кинопленка», «Севастопольские», «Бригада Ташкента».

- Кто из группировщиков первым сел на скамью подсудимых?

- Первым в Верховном суде РТ было рассмотрено дело ОПС «Хади Такташ». Они одновременно пошли по двум статьям - 209-й («Бандитизм») и 210-й («Организация преступного сообщества») УК РФ. В 2001-м были осуждены. До этого дела не было ни следственного опыта, ни судебной практики, которая бы охватывала эти две труднодоказуемые статьи. Я был в составе следственной группы по ОПС «Хади Такташ». Нам пришлось на ходу сочинять новую методику расследования бандитизма. Остальные ОПС пошли за решетку по проторенной дорожке.

- Кем стали сейчас бывшие бандиты, которым удалось остаться на свободе?

- Одни ушли из бандитской среды, видя, что это плохо заканчивается. Но таких немного. В основном продолжают работать по «специальности» - крышевание, вымогательства, организация проституции и незаконный оборот наркотиков. Многие подались в Москву и за границу. В Казани им неуютно из-за постоянного уголовного преследования.

- Существуют ли группировки 2000-х? И чем они отличаются?

- Конечно они есть, но уровень их активности снижен. Однако ноги растут от первых ОПС. Полного устранения группировок не достичь. Вопрос в степени их нейтрализации. Когда пересажали лидеров - срубили голову. Вторая такого же масштаба не вырастает. Но ОПС продолжают существовать и сегодня. У них по-прежнему есть «общаки», но такого уровня организации преступлений уже нет. Я думаю, что задача правоохранительных органов в настоящее время - нейтрализация группировок, умение загнать их в определенные рамки. Ведь полностью ликвидировать преступность невозможно.

- Значит, абсолютно у всех группировок одна и та же структура?

- Да, например во всех ОПС есть свой «общак», жаргон и даже некая униформа. (Например, в конце 80-х годы были широкие штаны, свитера с длинными рукавами и шапочки с помпонами.) Также идет деление по возрастам. Младший возраст - простые преступления, не требующие серьезной подготовки, - мелкие вымогательства. Постарше - заказные убийства, крышевание предприятий, организация проституции, торговля наркотиками. Лидеры осуществляют общее руководство. Плюс почти у всех ОПС есть бригада киллеров.

- А женские криминальные образования были?

- Дворовые команды девочек, которые хотели себя в чем-то проявить. Но они не имели серьезной криминальной направленности, в основном хулиганили.

- Известно, что у каждой группировки была своя так называемая криминальная окраска - преступления, на которых она специализировалась. А теперь?

- Раньше занимались в основном вымогательствами, «вышибанием», сегодня сбытом наркотиков. В 90-е мало кто специализировался на этом. По старым воровским законам это считалось недостойным. Мыслилось так: сегодня ты продаешь героин, а завтра продашь нас. А для ОПС тогда на первом плане была честь группировки. Причем «своим» они запрещали употреблять наркотики из соображений собственной безопасности, ведь такой человек слаб и ненадежен. Организация проституции тоже не приветствовалась. Но сейчас в криминальном мире идет отход от этих традиций. Сегодня 400 процентов прибыли ОПС - от сбыта наркотиков, от проституции поменьше. Эти два направления являются приоритетными во всем мире.

- Кто входит в группу риска попадающих в ОПС?

- Назову три основные. Чаще всего это ребята из неблагополучных семей. ОПС для таких - единственное место, где они могут себя проявить и заработать. Другие - кто честно жить не умеет и не хочет. Третьих заманили обманом, предложением решить какие-то проблемы. Насильственным путем туда попадали только на заре возникновения группировок.

- Однако и сегодня казанские подростки боятся ходить по улице одни. Значит, вербовка продолжается?

- Да, но в меньших размерах. Когда подростка избивают на территории, подконтрольной группировке, она таким образом демонстрирует ему свою силу. И тогда юноша думает, что в данном районе может быть комфортно только членам этого сообщества. Это один из способов привлечения в группировку несовершеннолетних. Другой - дать денег, а потом сказать: мы долг закрываем, если ты пойдешь и нападешь на такого-то. Сейчас преступность молодеет. Криминальные лидеры силовых преступлений уже не совершают. Для этого им и нужна молодежь.

- В судах не раз наблюдала, как родственники подсудимых - бывших группировщиков - не верят, что несколько лет назад их близкие совершили такие страшные преступления...

- У себя дома они ведь с топором и пистолетом не ходили и своим близким зубы не показывали, а спокойно жили, любили своих детей. Но некоторые родственники лукавят: если их близкий не работал, но приносил в семью немалые деньги - неужели это не наводило на определенные мысли?

КСТАТИ

Только на прошлой неделе перед судом предстали четыре ОПС. Закончено рассмотрение уголовного дела по «56-му кварталу». Участникам «48-го комплекса» и «Кварталам» суд огласил приговор. Начался судебный процесс по ОПС «Татары».