На Центральном рынке привычное столпотворение: плотные людские потоки месят грязь, утюжат друг друга объемистыми баулами. Азартную давку покрывает зычный рык:

- Расступись! За рулем пьяный грузчик!

Трое парней зигзагами катят сквозь толпу проседающую под мешками тележку. Едва успеваю отскочить в сторону - и тут "водитель" угрожающе заваливающегося набок "большегруза" хлопает меня по плечу и радостно орет:

- Ты, че, Димон, сам под колеса прешь?

Вглядываюсь в чумазого "экспедитора" и вдруг понимаю, что передо мной Колька Аверьянов. Тот самый, который еще три года назад руководил небольшой, но процветающей мебельной фирмой, подумывал открыть собственный салон и налаживал связи с итальянскими поставщиками...

- Ну и что с того, что я инженер-технолог по деревообработке? - вопрошал меня Николай в ближайшем бистро, где мы уединились, чтобы отметить встречу. - Фирма перешла в руки конкурентов практически в одночасье - едва успел завершить реконструкцию на взятые под залог импортного оборудования кредиты.

Но об том разговор отдельный, а в грузчики Аверьянов подался не от хорошей жизни: с долгами по займам прижали так, что пришлось продать приличную квартиру и переселиться с семьей в однокомнатную халупу.

- Силенки-то у меня есть, вот и думал, что перекантуюсь с полгода на свежем воздухе, физическим трудом нервишки поправлю, а потом, глядишь, опять подамся в бизнес. Знакомые ребятишки обещали на рынке неплохой навар: обслуживаешь четыре точки - в день до "куска" чумары будешь иметь.

Но реальность, как водится, оказалась прозаичнее: доля базарного крючника туго засосала Николая в первые же месяцы трудовой вахты. Причем физические тяготы оказались сущей мелочью по сравнению с моральным дискомфортом.

- Спина перестала разламываться по утрам через неделю, но вот эта зараза, - кивнул Аверьянов в сторону любовно наполненного стаканчика, - хуже болотной трясины: употребляем каждый день литрами. И попробуй не раздели с ребятами "трапезу" - вылетишь отсюда через пару смен или попадешь под "случайно" съехавшую с траектории телегу.

Коллеги Николая, с которыми он познакомил меня вечером в том же бистро, особыми крепышами не казались. Но когда я увидел, как щуплый Наиль запросто взваливает на тачку два 50-килограммовых мешка с крупой, а длинный, похожий на жердь Павел управляет тяжеленным прицепом с виртуозностью шофера-профессионала, подумал, что с этими ребятами в темном переулке лучше не встречаться. Поэтому был удивлен, когда грузчики стали деловито подбивать "бабки": кому и сколько на этой неделе платить дани.

- Кому-кому, ясное дело, крысам этим блатным, которые все рынки мздой обложили, - разъяснил мое недоумение смахивающий на спецназовца бригадир. - Воюем с ними уже лет пять, а толку чуть. У них такая система, что, сколько ни оказывай сопротивление, все одно достанут - даже рыночную "секьюрити" и ту платить заставили.

На процессе сбора податей с "ломовиков" поприсутствовать довелось. Похожий на пасюка юркий "мытарь" объявился на рынке в конце воскресенья. Машину предусмотрительно припарковал подальше и не спеша обошел свертывающих торги продавщиц. Бригадир возник поблизости как бы случайно и неуловимым движением сунул в карман пачку сторублевок. После чего началась оживленная беседа.

- Вот гад, - сплюнул сквозь зубы глава артели, когда вернулся к поджидавшим коллегам. - Я ему: у нас двое на этой неделе болеют, а он - платите за них авансом. Пришлось полкуска отстегнуть дополнительно.

Не сказать, чтобы грузчики безропотно согласились на выплату дани: были времена, когда в окрестностях рынка кипели настоящие побоища с рэкетирами. Случалось, и зубы им пересчитывали. Но братва неизменно появлялась вновь: она оказалась сплоченнее и оперативнее разобщенных работяг - после бесконечных разборок согласились на индексируемый раз в полгода "налог".

- Болото это, - сказал мне на прощание Николай, засовывая за подкладку куртки отложенный на сегодняшний пропой стольник. - Деньги платят ежедневно. А после всех нервотрепок с расчетами да ломки с грузом не махнуть с ребятишками невозможно. Сколько еще тут до наркологии продержусь?

Вопрос интересный, хотя во многом риторический: большинство коллег Аверьянова лечатся на Сеченова 2 - 3 раза в год. Так что будете на рынке - глядите в оба: пьяный грузчик всегда может оказаться за "штурвалом" переполненной товаром тачки. Говорят, что это неизбежные профессиональные издержки. Или все-таки трясина?..

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.

=