Эта знаменитая фраза из фильма "Бриллиантовая рука" продолжает действовать безотказно. У двери родного подъезда, согласно статистике, люди получают значительную часть "ледовых" травм. В Приволжском районе, например, самые опасные участки оказались возле нескольких домов подряд по проспекту Победы и улице Зорге. Немало травм получено, как обычно, на рынках и остановках. А в Кировском районе на прошлой неделе сразу два человека пострадали у Центра клубной жизни - желающие "поклубиться" вместо танцпола очутились на больничной койке.

В травмпунктах в связи с оттепелью и гололедом отмечают очередной наплыв пациентов.

- А-а! Больно-о! Ой, не могу! - раздается из процедурного кабинета травмпункта Московского района, что на улице Исаева.

Заглядываем в кабинет. Так и есть: на кушетке лежит женщина в положении "ноги вверх", одна из них в размоченном гипсе. Для этой пациентки самое худшее уже позади. Черным днем для нее стало 21 января, когда она, возвращаясь вечером с работы, поскользнулась на обледеневшем тротуаре на улице Декабристов. В 15-й больнице диагноз поставили сложный: наружный перелом лодыжки с разрывом связочного аппарата с подвывихом стопы наружу и т.д.

Сегодня Татьяне удаляли из сустава спицы. Развернув стопу в нужное положение, ногу снова загипсовали - еще на месяц. Если все будет хорошо, то по истечении этого срока Татьяне предстоит уже реабилитационное лечение. Итого - на период около четырех месяцев человек самого трудоспособного возраста выбыл из строя.

- И то после этого пациентку долго будут беспокоить боли, отеки... Полностью здоровье восстановится через полгода, - говорит дежурный врач, наметанным глазом оценивая состояние больной.

- Так обидно: в деньгах потеряла, пока сижу на больничном, и мужу пришлось оставить работу, чтобы ухаживать за мной, - добавляет Татьяна. - На лекарства денег нет. Мне хотели выписать в больнице один препарат, чтобы получше кости срастались, но слишком дорого для меня, отказалась...

А знает ли Татьяна, что есть документ, согласно которому она может потребовать компенсацию за понесенный физический и моральный ущерб? Оказывается, нет. Заведующий травмпунктом Владимир Колпаков за свою долгую практику тоже не припомнит ни одного случая, чтобы его пациенты требовали наказания тех, по чьей вине они оставили работу и претерпели столько мук. Ведь если тротуар покрыт ледяным панцирем, значит, кто-то виноват в том, что его вовремя не убрали. Узнав, на чьем балансе находится данная территория (что можно сделать в отделе жилищно-коммунального хозяйства администрации этого района) и имея справку из травмпункта с информацией о месте получения и характере травмы (еще лучше, если есть свидетели происшествия), можно обратиться с исковым заявлением в суд. Но и ни в одном районном суде города нам не смогли припомнить такого прецедента. Почему?

- Ой, ведь это хо-одить придется... Столько бумажек собирать... Себе дороже, - махнула рукой Татьяна.

- Таков наш менталитет, - констатирует Владимир Колпаков. - Не привыкли мы бороться за себя. Не то что на Западе, где человек из-за любой царапины судится, и это в порядке вещей...

Станет ли это когда-нибудь в порядке вещей и у нас? Если требовать с каждого нашего обидчика компенсацию за лечение да за моральный ущерб, может, получше территорию убирали бы... Наверняка одна сломанная рука коммунальщикам обошлась бы подороже даже "КамАЗа" песка.

Светлана ГОРДЕЕВА.