Завершилась казанская программа московских участников научно-практической конференции "Идеология и практика реформирования уголовного правосудия". С понедельника высокие гости и местные юристы работали над поправками к новому Уголовно-процессуальному кодексу.

И у нас, и, наверное, по всей России мнения заинтересованных граждан разделились. Одни считают, что новый УПК не выдерживает критики. Другие уверены, что редакция Уголовно-процессуального кодекса, вступившего в действие 1 июля 2002 года, - лишь этап правовой реформы. Именно с этой идеей в Казань приехали руководитель межведомственной рабочей группы при комитете Госдумы РФ по законодательству Елена Мизулина, главный советник Главного государственного правового управления Президента Российской Федерации Михаил Палеев, представители всех федеральных правоохранительных структур, Верховного суда, Минюста, научная элита Московской государственной юридической академии. Москвичи и наши юристы - от руководства органов до простых следователей, адвокатов - работали в рамках уникального проекта "Мониторинг введения в действие УПК РФ". Суть его в том, чтобы по ходу дела обкатывать новый кодекс, своевременно внося продиктованные жизнью и здравым смыслом поправки. Впрочем, это не означает, что кодекс безнадежно сырой.

Его разработка началась в начале девяностых; летом 1997 года проект был принят Госдумой в первом чтении. До вступления в силу его обтесывали, привлекая даже зарубежных специалистов. Проблема состояла в том, что новый кодекс принципиально отличается от советского кодекса сталинской "закалки", отвергавшего по сути основы правосудия, принятые во всем цивилизованном мире. Так что разрабатывать документ пришлось с чистого листа, закладывая в основу принципы равноправия и состязательности сторон, точного разделения функций в судопроизводстве. Ведь в СССР суд зачастую выполнял функции обвинения!

Естественно, детальная проработка принципиально нового УПК возможна только на практике. Ведь нельзя заранее предусмотреть все, если, к примеру, всероссийское введение суда присяжных началось лишь в этом году. Потому разработчики говорят: плох не тот кодекс, в который вносятся поправки (общемировая практика), а тот, который застыл на определенном этапе. В этом случае правоприменитель вынужден просто обходить некоторые устаревшие нормы, скатываясь к беззаконию.

Помимо уже внесенных, сейчас, по словам судьи Верховного суда РФ Станислава Разумова, продолжают обсуждаться 54 поправки. Речь, в частности, идет о введении несуществующего ныне ограничения на срок ознакомления с уголовным делом обвиняемых и их защитников. Ныне это лазейка для затягивания процесса об ОПГ. Другой пример - УПК на сегодня не предусматривает гарантий безопасности свидетеля защиты в суде. Проблему необходимо разрешить в ближайшее время.

Покуда ломаются копья в спорах о правовой реформе, последняя продолжает двигаться своим чередом. На довод скептиков заметим - дорогу осилит идущий.

Антон ШАБАРДИН.