Художник Михаил НЕФЕДОВ живет в Раифе, у самого монастыря. Трогательные, живые, чувственные пейзажи, психологически тонкие портреты, эмоциональные, динамичные исторические полотна, картины на религиозные темы, философские работы, сделанные в оригинальном, неповторимом стиле старинных фресок - все это Михаил Нефедов. На аукционе в Париже три его работы куплены бывшим председателем Европейского экономического сообщества. Многие картины находятся в частных галереях за рубежом. Сейчас Михаил Кузьмич готовит свою персональную выставку, которая откроется осенью в Москве, в выставочном зале творческого союза художников России на Гоголевском бульваре.

- Михаил Кузьмич, у вас есть работы в жанре реализма, импрессионизма, и вдруг вы пришли к странному, неожиданному стилю старинной фрески...

- Это случилось совсем не вдруг. Я очень робко входил в эту манеру. Интуитивно искал такой стиль, чтобы пахло ТЕМ временем. И зрители приняли это. На днях подошел ко мне простой мужик, долго рассматривал работы, а потом спрашил: "Что, у тебя картины такие старые от времени, что ли?" Он почувствовал дух времени!

- Наверное, интересно и сложно так всерьез и надолго окунуться в прошлое?

- На самом деле это непросто. Темп жизни изменился, изменились и люди. Раньше художник мог не спеша, годами, работать над картиной. Например, Иванов над "Явлением Христа" трудился 20 лет. Он мог себе это позволить, потому что находился на содержании императора. А современному художнику мучиться над одним полотном десятилетиями нет никакой возможности. К тому же если сегодня так работать, то вся жизнь будет проходить мимо художника. Да и сознание сейчас у людей клиповое, когда все стремительно меняется и нужно стараться во всем соответствовать этому времени, поэтому работать приходится быстро.

- А откуда вы черпаете историческую информацию для своих картин?

- Из книг, летописей, а может, случайно в руки попадет интересная газетная статья или старый журнал "Наука и жизнь" или увижу какую-нибудь телевизионную программу - информация идет отовсюду. История меня интересовала всегда. Мы же все прошли через коммунистическое воспитание, когда в течение 70 лет все наши исторические корни пытались обрубить. Поэтому мы как бы с другой планеты прилетели и начинаем постигать и осмысливать историю своей земли заново.

- Жизнь вблизи монастыря настраивает на определенный лад...

- Да, у меня есть картины на религиозную тематику, о жизни монастыря, но все-таки я светский художник. Хотя если бы родился раньше или позже, но, вероятно, стал бы иконописцем.

- Интересно, что надо, чтобы решиться написать икону?

- Если раньше икона была предметом размышления, моления, то сейчас она стала светской, красивой картиной. В этом сказывается сильное влияние западного искусства, западного образа жизни, которое есть сейчас. А настоящая чудотворная икона - это икона намоленная. Но для этого нужно, чтобы прошло немало времени. Вот поэтому старинные иконы Рублевской школы так высоко ценятся - по духу, они ближе к истине.

- В те времена художник долго готовился к написанию иконы: он постился, уплывал на плоту на середину реки или уходил в лес, в общем, уединялся, чтобы перебороть все свои страсти, очиститься...

- И сейчас художнику, даже светскому, чтобы написать картину, нужно уединение, уход от действительности. А для этого - хоть на плот, хоть в пещеру, хоть на дачу, хоть в мастерскую, где можно запереться ото всех, отключить телефон...

- Михаил Кузьмич, вы продаете свои работы на импровизированном вернисаже, постоянно открытом у стен Раифского монастыря. Не бывает неловко самому предлагать свои работы?

- Спасибо отцу Всеволоду, что разрешил художникам выставляться у стен монастыря и зарабатывать на хлеб. Поначалу было действительно неловко. Жена в шутку называет это панелью. Но я же продаю результат своего труда: понравилась работа - покупай. Я никому не навязываю свои картины и никого не обманываю - если этюд получился не очень удачный, я все равно ставлю свою подпись. А есть художники, которые не подписывают свои работы, потому что заранее знают, что делают халтуру, нечто вторичное, за что самому неловко.

Художник и деньги - тема очень непростая. Я считаю, что не следует гнаться за большими деньгами. Лишние деньги - это лишние люди, которые слетаются на них как мухи на мед. Они отнимают время, силы, энергию. В этом плане деньги и слава мешают творчеству.

- Что для вас самое трудное в работе?

- Самое трудное и трепетное - это белый холст и момент первого мазка... Каждый раз это чувство переживаешь по-новому. Художник должен уметь покорять холст. А для этого надо четко поставить перед собой задачу. Я и молодым говорю: не робейте, ставьте самые смелые задачи! Перед холстом надо быть хозяином положения, иначе ничего не получится.

Ольга ИВАНЫЧЕВА.