Существует много теорий относительно происхождения наших древних князей.

Одна из них, увы, глубоко непатриотична, так как утверждает, будто при киевском княжеском дворе говорили на скандинавских языках, поскольку Игорь на самом деле был Ингмаром, Олег - Ольгертом, а княгиня Ольга, отловленная для киевского замужества где-то возле Пскова, была сугубо северных, норманнских кровей.

О роли варяга Рюрика и других правителей Руси, как и о только что упомянутых слухах, можно говорить долго. Но во имя истины нельзя не вспомнить, что у древних норманнов в древней Европе была все же репутация не основателей государств, а грабителей и бандитов. Скандинавы опустошали побережья нынешней Италии и Франции, вторгались в глубины славянских земель, завоевывали и заселяли Британские острова, Исландию и Гренландию. Их владычество были вынуждены признать нынешние Дания и Норвегия, Шотландия и Ирландия.

Но постепенно гневные сведения о грабежах и других безобразиях, запечатленные в летописях, сошли на нет, потому что государства, основанные мореплавателями-налетчиками, оказались достаточно долговечны, а сами норманны, оказывается, опекали и поощряли торговлю, искореняли в своей среде предательство и дезертирство, смертью карали за хищения среди своих (совершенно как в нынешнем преступном мире). Хотя процесс преобразования криминальных скандинавских пиратов в благообразных исторических персонажей еще окончательно не завершился, все идет к тому.

Но, оказывается, это не единственный пример того, как беззаконие врастает в рамки, начиная называться гораздо благопристойнее.

В Средние века и еще в течение долгих столетий, например, существовало разделение морского бандитизма на пиратство и корсарство (или каперство). Пираты были вольными налетчиками, персонами вне закона, которых при поимке вешали на реях, а не награждали орденами и медалями. Но если пираты решали послужить тому или иному монарху, их прощали, возводили в рыцарское звание и награждали адмиральскими эполетами. Один из самых кровавых пиратов XVII века Генри Морган пошел на службу официальному Лондону, чьи корабли еще недавно грабил, и, когда его попробовали судить, удостоился рыцарского звания и такой королевской характеристики: «Сэр Генри Морган верой и правдой служит ныне здравствующему монарху, равно как он служил покойным государям, проявив себя на суше и на море человеком самых добродетельных устремлений...»

В развитие такой ситуации позже появился целый клан переименованных пиратов. Ими стали корсары, так сказать пираты на государственной службе, которые во время войн действовали по-партизански, не соблюдая никаких цивилизованных договоров и конвенций, яростно нападая на корабли государства, враждебного тому, которое их наняло. Корсаров долго награждали, романтизировали и узаконивали. Соединенные Штаты Америки, например, запретили корсарство только в 1909 году...

Неправедны пути накопления первичного капитала. В Австралии считается даже почетным принадлежать к потомству каторжников, потому что именно эту публику в свое время ссылали на Зеленый континент - подальше от Англии, куда сосланные не имели права вернуться. Через некоторое время каторжная братва основала одну из самых благопристойных стран на планете.

Когда американцы в конце Второй мировой войны пришли в Японию и на Сицилию, тамошние преступные сообщества - якудза и мафия - по договору с оккупантами взяли на себя заботу о сохранении порядка в городах. И сохранили, прекратили на время мародерство и уличные грабежи...

Сегодня много пишут о том, что у нас заканчивается период первичного накопления капитала и скоро, мол, все войдет в рамки закона. Что же, наберемся терпения. Авось внуки налетчиков и рэкетиров станут порядочными людьми.

Виталий КОРОТИЧ.