На прошлой неделе в Казани стартовал месячник по санитарной очистке и благоустройству территорий. Городские службы взялись за дело довольно споро - и вот уже в центре, в отдельных районах становится заметно чище. А если вдоль дороги и остались кучки земли (как, например, они выстроились вчера вдоль проспекта Ямашева), если и не вывезены где-то мешки с собранным по скверу мусором или спиленные ветки подрезанных кленов, то даже сам их вид свидетельствует о том, что здесь убирались.

Тогда же в редакцию позвонил некий активист и сообщил, что он с группой единомышленников создал общественную организацию, которая будет бороться с мусором, ратовать за чистоту в городе. А потом попросил написать об этом в газете.

О чем? Я поначалу даже не понял, признаться. О том, что кто-то где-то создал общественную организацию по борьбе с мусором? Или общественники собираются предложить новый способ по переработке твердых отходов? Оказалось, организация намечает какие-то акции, но для этого ей нужно привлечь общественность.

Скажем, московские власти к благоустройству подошли просто: объявили, что фирмы, организации и предприятия, расположенные на территории Первопрестольной, отвечают за чистоту прилегающих территорий. Рублем, между прочим! Всех, кто не убирается на вверенной ему площади, будут жестоко штрафовать. Может, и в Казани общественность призывает к таким репрессивным методам?

Я все еще пытался выяснить, каким же образом общественная организация пытается бороться за чистоту улиц и дворов. Но услышал лишь: мы будем созывать жильцов. И встречное недоумение - почему газета не хочет подключиться к благородному делу благоустройства?

Собеседник никак не хотел понять: чтобы привлечь жителей к санитарной очистке дворов, общественная организация должна сначала сама привлечь к себе внимание. Для этого не выступление газеты необходимо, а хоть какая-никакая реальная инициатива. Простое, всем понятное дело. Но можно его назвать красиво - "акция", хотя она и заключалась бы в обычной уборке отдельно взятого казанского двора.

О таких пустяках активист слушать не желал. Ему надо было привлечь широкие массы, громко заявить свою позицию... Я же в это время вспомнил маленьких детишек в садике на Четаева, которые на своей площадке за забором убирают руками почерневшие листья, складывают в большой мешок бумажки. Возможно, это первый в их жизни "субботник".

Лет пять назад мой сын посадил под нашим окном березку, а я сосенку - ее сломали в первое же лето. А березка принялась и уже дотянулась до второго этажа. И теперь мы каждую весну ходим в палисадник за домом, убираемся, поправляем оградку. Все это занимает не более пяти минут. Но это наш "субботник", потому что хозяйка палисадника тетя Дуся в позапрошлом году померла, после нее остались три вишенки...

Если все дворы Казани горожане смогли бы поделить между собой на такие палисаднички, уголки и дворики, то территория города под подобной гражданской опекой незаметно бы преобразилась. И не надо для этого регистрировать устав общественной организации, открывать расчетный счет в банке, ходить с протянутой рукой по спонсорам. Убрать свой уголок быстрей и проще.

К тому же, поверьте, это еще и приятно.

Александр ВОРОНИН.