Большинство граждан смутно представляют, какой им толк от местного самоуправления.

- Вы что-нибудь слышали о местном самоуправлении?

- А как же! У нас в поселке есть управа. Недавно скидывались по 200 рублей на зарплату для помощников главы.

На дворе начало XXI века, а в России - вторая земская реформа, вызывающая упорное сопротивление региональных баронов: реанимация местного самоуправления предпринята Москвой с одной основной политической целью - ослабить центробежные силы, ограничить суверенитет "губернской" бюрократии. Но не будем о печальном - по заверениям членов комиссии под руководством Дмитрия Козака, готовивших проект Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ", главная задача реформы - поднять уровень жизни населения. За счет децентрализации административных функций, развития управленческой и экономической "самодеятельности". По идее все вроде бы прекрасно. Да больно уж не хочется дважды наступать на одни и те же грабли: не худо бы присмотреться к опыту работы ныне действующих советов МСУ, понять, почему многие из них оказались мертворожденными, хотя именно Татарстан с принятием Закона "О местном самоуправлении в РТ" несколько лет назад выступил пионером российской земской самостийности.

В Отарах и Победилово, к примеру, местное самоуправление существует уже 3 года - отлично помню, как убеждали селян в необходимости избрания собственной власти. Уже тогда на собрании старших по улицам (главу управы почему-то избирали не всем миром, а через неизвестно кем и как определенных "батек") раздавались резонные вопросы: а на какие шиши будет существовать МСУ - проводить, скажем, ремонт дорог или осуществлять сбор бытовых отходов? Тут же с ходу и выяснилось, что финансовых прав у новоявленной народной власти фактически ноль - 99 процентов расходов дотируется районным бюджетом, возможность иметь собственные источники доходов целиком зависит от милости районных чиновников.

Именно в практическом отсутствии собственной налогооблагаемой базы - ахиллесова пята нынешнего местного самоуправления, которое пока функционирует на уровне поселков и отдельных жилых комплексов. Даже Фарид Мухаметшин под занавес минувшего года признал: власти могут лишь рекомендовать районам отдавать часть налогов вниз, в управы и советы МСУ. А уж захотят ли главы администраций поделиться с сельчанами податями на землю или с продаж - большой вопрос. Особенно в условиях, когда республика сама перетягивает налоговое "одеяло", "оголяя" собственную столицу.

От милости да политической продвинутости глав районов зависят сегодня все - будь то вполне благополучное по меркам казанского самоуправления Аметьево, расположенный в "подбрюшье" столицы аграрный рай Столбищи (за счет налогов на землю и с продаж местный бюджет насчитывает здесь несколько миллионов) или полунищие Отары, Карьер. Поэтому и обитатели поселков в массе индифферентны: какое уважение к власти, которая клянчит у односельчан на карандаши и не в состоянии установить без разрешения из местного центра уличный фонарь?

Говорят, в мае, после принятия Госдумой общероссийского закона, все изменится: финансовые потоки устремятся вниз, а новоявленные муниципалитеты начнут грести деньги лопатой. Свежо предание - пока нет соответствующих поправок к Бюджетному кодексу, о финансовом дожде, готовом пролиться на иссохшую ниву поселкового самоуправления, остается только мечтать. Да и не об управах, если честно, заботились разработчики федерального законопроекта - в первую очередь их волновали крупные коммунальные образования типа Казани, которых сегодня в природе вроде бы и нет.

Пикантность ситуации в том, что решениями Верховных судов России и Татарстана столица республики давно признана муниципальным образованием. Что, правда, не помешало властям РТ апеллировать в собственный Конституционный суд и быстренько вернуть город на уровень республиканского подчинения (а значит, и отобрать право распоряжаться собственными налогами и имуществом). Новый закон, безусловно, позволит столице вздохнуть свободнее: по сведениям из Москвы, уже готовятся поправки к Бюджетному кодексу, согласно которым местному самоуправлению отдадут 27 процентов всех аккумулируемых податей.

Перспективы для Казани радужные. Особенно, если учесть, что муниципальным имуществом теперь можно будет управлять без оглядки на республиканские министерства. Но и московские разработчики умудрились заложить в концепцию "коммунальной революции" подводный камень: муниципальные выборы должны пройти не раньше весны 2004 года, непосредственно же приступят муниципалитеты к работе и того позже - с осени. У властей РТ в запасе достаточно времени, чтобы часть имущества из разряда коммунального (которое пока вроде бы является разновидностью государственного) перевести в статус республиканского, а соответственно и сузить налоговую базу будущего "полиса".

По мнению экспертов, добрая половина нынешнего года (после принятия Госдумой Закона "О земствах") и будет посвящена дележу коммунального пирога. Если Казани хотя бы удастся перевести все нынешнее коммунальное добро в разряд муниципального - город сохранит действенный инструмент управления и "малой", и "большой" экономикой. А располагая, скажем, 7 - 8 миллиардами столичной казны, можно решить и многие проблемы ЖКХ и стимулировать рост малого бизнеса - собственно, в его развитии сегодня главный резерв повышения благосостояния горожан.

Казань выиграет от муниципальной реформы однозначно. Что же касается низовых органов самоуправления, районных муниципалитетов, советов местного самоуправления в поселках и жилых комплексах, вопрос об их полномочиях, равно как и о финансовом здоровье, остается открытым. Закон "Об общих принципах..." предусматривает 3 варианта организации внутригородского МСУ: параллельные выборы общегородского совета и районных представительных органов, избрание одних малых муниципалитетов, чьи представители формируют общегородскую "думу", и принятие городом собственного устава, в котором права районных муниципалитетов и управ могут быть оговорены особо.

По какому пути пойдет Казань, еще неясно, но руководители ныне действующих поселковых самоуправлений (например, Альберт Саяхов из Аметьево или Римма Галеева из управы "Сухая река") полагают, что в будущем уставе столицы республики должны быть четко определены налоги и платежи, остающиеся в распоряжении низовых "земств". Саяхов, к примеру, как и многие руководители жилых комплексов, не прочь аккумулировать в совете самоуправления коммунальные платежи - сразу появятся деньги и на ремонт дорог, и на содержание жилого фонда. Поселковым управам важнее получить налоги на землю, имущество и с продаж - тогда будет стимул для развития малого предпринимательства и крестьянских подворий, единственной возможности превращения депрессивных поселков в процветающие.

Пока же главы МСУ выпрашивают в районных бюджетах копейки на "обустройство мест для отдыха жителей поселения" или "благоустройство и озеленение территорий". И хоть имеют право "создавать организации и учреждения для осуществления хозяйственной деятельности", к муниципальному бизнесу, за неимением первоначального капитала, и близко подступиться не могут. Так что о реальном экономическом подъеме казанских окраин говорить рано. По крайней мере, до передела налогооблагаемой базы.

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.