В декабре ушедшего года Верховный суд республики поставил точку в похождениях группы, известной как банда Мусина. Дерзость преступлений, способ и цель их совершения наводят на размышления, как, впрочем, и особенности биографии главаря.

Вечером 5 апреля 2001 года на двери дома ?21а по ул. Голубятникова появилось объявление о проверке газового оборудования. В двенадцатом часу следующего дня в одной из квартир дома раздался телефонный звонок - спрашивали хозяина, который к тому времени уже ушел на работу, оставив домовничать жену и тещу. В 11.40 уже в дверь позвонил крепкий молодой мужчина, представившийся работником горгаза. Дверь открыли. Через мгновение 23-летний Владимир Макаров (с 4-летним условным сроком, полученным две недели назад!) за волосы затащил обеих женщин в комнату и приказал лечь на пол лицом вниз. Затем в квартиру ворвались трое в шапочках с прорезями для глаз. Мать с дочерью связали скотчем и, угрожая пистолетом, потребовали сообщить, где находятся деньги и драгоценности. Через несколько минут рубли, "баксы" и ключи от новенькой "Лады" одиннадцатой модели перекочевали в карманы негодяев, которые поспешили выйти на улицу. "Газовщик" уехал на ворованном авто, трое других - на "навороченной" девятке. Впереди сидели два смазливых юнца, а на заднем сиденье примостился парень скорее крестьянской наружности. Впрочем, немногочисленные свидетели вряд ли разглядели их в бешено несущейся машине с тонированными стеклами. Общая сумма "реквизированного" добра - 18 тысяч долларов плюс 260 тысяч рублей.

Студент IV курса юрфака КГУ Радик Мусин был во всех отношениях сынком богатых родителей. В 21 год надменному красавчику были доступны все блага жизни - и деньги, и машина, и любящая жена, и разнообразные развлечения. Но хотелось чего-то большего. Между делом попробовал выбить долг для однокурсника. Действовал руками своих высокогорских приятелей - 20-летнего Алексея Лебедева, 23-летнего Наиля Кадырова и 17-летнего Юрия Кузнецова (в вышеописанном разбое он не участвовал). По оперативной информации, все трое были обязаны Мусину за его протекцию перед матерью (руководитель крупного сельхозкооператива). За счет предприятия учился не только сам Радик, но и его близкий друг Лебедев (II курс ТИСБИ), на это же надеялся и Кадыров.

В 7 утра 18 июля Радик привез приятелей к дому ?17 по улице Академика Павлова. Мусин, дав инструкции, остался в машине, троица направилась в подъезд. Дождавшись внизу должника, идущего с матерью и сестрой, все трое принялись избивать его, сначала руками, а потом и ногами... Лишь истошные крики женщин заставили прекратить экзекуцию и убраться восвояси вместе с Радиком. Последний же окончательно решил добиваться только "быстрых" денег.

В десятом часу утра 13 ноября 2001 года в квартире дома ?32 по ул. Амирхана первокурсник одного из казанских университетов собирался на учебу. Через минуту после ухода его брата молодой человек услышал стук в дверь. "Наверное, брат что-то забыл", - думал он, открывая дверь...

Сопротивление было недолгим - с ножом у горла рыпаться не будешь. А лезвие все водил по шее Кузнецов, наслаждаясь своей властью. Преступники потребовали рассказать о деньгах и драгоценностях, били по голове, душили. Но даже включенный Лебедевым утюг результатов не дал. Тогда двое стали самостоятельно шарить по комнатам. Третий же докладывал о "ходе операции" по сотовому. "Координатор" вновь сидел в машине, и чужими руками загребал жар из печи. Результатом этого разбоя стали 100 долларов, золото, бытовая техника и российские деньги - примерно на 95 тысяч в целом.

К этому времени у оперативников были распечатки телефонных звонков злоумышленников, наследивших не в квартирах, а в электронной сети. Однако по предположению начальника Ново-Савиновского угрозыска Валерия Сухорукова, сбору доказательств мешал некий милицейский приятель Мусина, который и с опытным Макаровым познакомил, и на хаты навел, и удостоверение внештатного сотрудника милиции сделал - летавший на машине Мусин гаишников не боялся. Пока оперативники собирали последние улики, преступники, возможно, узнали о слежке. Вечером 14 ноября в коттедже молодых Мусиных была лишь Гульнара - жена Радика, вернувшаяся с занятий в медуниверситете. В это время недалеко от дома остановилась "Нива", где сидели Кузнецов и Лебедев. Вскоре последний постучал в дверь коттеджа. Якобы хотел попросить денег взаймы. Согласно судебным материалам, отношения двух молодых людей были никудышными. По словам Алексея, в этот раз Мусина потребовала немедленно отстать от ее мужа, а не то скажет свекрови, чтобы та прекратила спонсорство. Еще обозвала парня "голубым", на что тот "психанул". Взял обрезок металлической трубы и стал бить девушку, раскровив голову и сломав ей руку. Затем затащил несчастную в туалет и перерезал горло кухонным ножом, после чего затянул на шее шнурок... Гульнара никому и никогда уже не расскажет, что знала и в чем подозревала мужа в последнее время.

Через день компанию взяли. Все четверо и позднее задержанный Макаров решили играть в молчанку. Однако на следующий день раскололся Кузнецов, за ним - Лебедев и Кадыров. Несмотря на усилия нескольких дорогих адвокатов, спасти Радика и компанию от правосудия не удалось. Хотя использование изъятого пистолета в разбоях доказать не получилось - показания свидетелей свелись лишь "к предмету, похожему на пистолет". Это оказалось главным препятствием для статьи о бандитизме.

Верховный суд республики приговорил Мусина к 8 годам 7 месяцам, Лебедева - к 11, Макарова - к 10 годам колонии строгого режима с конфискацией имущества. Кадыров получил 6 лет 7 месяцев "строгача", Кузнецову дали 5 лет 7 месяцев колонии общего режима без конфискации. Таков итог, но что стало первопричиной такого пути для обеспеченного сынка? По мнению немало повидавшего начальника Ново-Савиновского угрозыска, парень хотел показать свое "я", доказать всем, что способен сам устроить свою жизнь... Устроил. И свою, и чужую.

Антон ШАБАРДИН,

Гульнара МУХАМЕДЖАНОВА, пресс-служба Ново-Савиновского РУВД.