В начале 90-х, оказавшись без работы, купился я на предложение знакомого сгонять в Ижевск - Роберту наскучили копеечные заработки в разваливающемся НИИ и он занялся перегонкой в Казань модных тогда "Ижей". Долго уговаривал меня, прельщая "вкусным" премионом и объясняя, что одному в дороге стремно и скучно.

Знал бы я, что уже на окраине удмуртской столицы за нашим караваном увяжется криминальный хвост, от которого придется виртуозно уходить, разбившись на пары, а в бардачке у Роберта ствол и две РГД на случай засады, сроду бы в тот рейс с ним не поехал. Поэтому после счастливого (хоть и с приключениями) возвращения и получения денег лично я от автоперевозчицкого бизнеса предпочел держаться подальше. Да и Роберта потерял из виду. Лет на 10.

- Молодой человек, "Ауди" не желаете? Горяченькая, только что с мюнхенского конвейера, - услышал я за спиной знакомый голос на авторынке, где недавно безуспешно продавал старенькую "окушку".

Оборачиваюсь - Роберт: французский полуспортивный костюм, на шее небрежно повязан цветастый платок, лениво поглаживает какое-то безумно навороченное германское "автодиво".

- Это что ж, на Ижевском или на ВАЗе за автоперегон так башляют? - шутливо поинтересовался я.

- Забудь про дохлый российский автопром, - хмыкнул Роберт. - Бабки куем на дорогах Европы. Хотя отечественный опыт, заработанный на таких вон "окушках", мне весьма пригодился.

Намотавшись в середине 90-х по российским трассам, Каримуллин стал не только тертым калачом по части борьбы с автопиратами, но заработал репутацию и подкопил кой-какой капитал. Поэтому попасть в солидную фирму, занимающуюся поставками "тачек" из Германии, труда не составило. А через пару лет Роберт ушел на вольные хлеба - рисковать шкурой ради 500 долларов за рейс и сверхприбылей "папы" ему надоело.

- Неужто в Европе тоже пошаливают? - удивился я.

- Смотря где. В Польше не так страшно - наша мафия "бомбит" в основном индивидуальных покупателей. Но тамошние полицаи русских жутко не любят и обирают почище родных гаишников. А в Белоруссии до сих пор партизанят, особенно в западной части. На бомбу или очередь из-за кустов нарваться элементарно, даже если идешь сплоченным караваном.

Поэтому Роберт, как и многие уважающие себя автоперегонщики, предпочитает путь из Гамбурга на пароме в Финляндию. В Германии 3 - 5-летние "фольксвагены-опели" идут всего за 4 - 4,5 тысячи у.е. Но после пересечения всех границ и растаможки себестоимость такой машины в Питере подскакивает до 7 - 8 тысяч долларов. Для массового российского потребителя дороговато, да и навар перегонщику останется копеечный. Неудивительно, что большинство отечественных автоковбоев предпочитает скручивать спидометры - 10 - 12-летнюю "Ауди" за Одером свободно покупают и за 1,5 тысячи евро.

- Хочешь прилично заработать - придется рулить через Польшу, - делится опытом Роберт. - Там технологии обратного отсчета километража доведены до совершенства. Да и треть немецких малолитражек собраны на берегах Вислы - "новенький" "фолькс" производится из 3 - 4 старых "родителей". Приобретенный за 1,5 тыс. баксов, в России он спокойно уйдет за 7 - 8.

- Как же у нас купить надежную иномарку? Чтоб и собрана была в Баварии или под Парижем, и пробег соответствовал реальности?

- С французскими тоже ухо востро держать надо. Турецкий или египетский "рено" от натурального отличит лишь специалист. Но все же подделок германских машин больше - их штампуют по всей Восточной Европе. Что до километража, в России 90 процентов иномарок со скрученным спидометром. Если тебе всучивают 3-летнюю "Ауди" без кондиционера, все ясно - ей не меньше 10 лет. Но обычно работают тоньше. Гарантия - в диагностике надежного профессионала, что обойдется не меньше 70 - 100 долларов. Или в самостоятельном круизе за "тачкой", желательно к западу от Берлина.

Подустав от махинаций с европейскими кабриолетами, Каримуллин подумывает переключиться на Дальний Восток - говорят, на Сахалине японскую малолитражку свободно продают за 1,5 - 2 тыс. "зеленых". Да и махинаций с "омоложением" "тачек" там поменьше. Одно настораживает - пилить через сибирские просторы сегодня не менее опасно, чем во времена Пугачева. Недаром говорят: редкий автоперегонщик доживает до 50-летнего юбилея.

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.