Коммерция подобно мощному пылесосу втягивает в свою сферу представителей самых разных поколений, в том числе все больше детей. Юных разносчиков газет и мойщиков автомобилей сменяют сопливые грузчики продовольствия, безусые дилеры, еще вчера числившиеся охранниками товара, предлагают пиратские видеокассеты или партии дешевой тушенки.

Сколько казанских подростков в поте лица постигают азы коммерции на рынках, предпочтя партам лабазы и "черные биржи" подпольных оптовиков, точно неизвестно. Но эксперты считают: не менее 10 процентов недоучившихся столичных школьников получают стихийное "бизнес-образование" на задворках базаров.

- Виталь, будь человеком, выпиши отцу на поправку здоровья, - упрашивал плюгавенького парнишку у входа на Чеховский рынок мой здоровенный шабашник-сосед. Диалог поколений проходил аккурат в то время, когда "настоящие мужики" подустали от череды всенародных празднеств и изыскивали последние ресурсы на "лечебные процедуры".

- Батя, допрыгаешься, выпрут тебя из бригады, а ты мне за последнюю неделю уже 2 тысячи задолжал, - наставительно изрек отрок и протянул отцу из бумажника помятую сотню. - Ладно, некогда мне, поставщики с партией насосов вот-вот приедут. Только матери не говори, она мне голову отвинтит.

- Орел, - то ли с гордостью, то ли с досадой хмыкнул сосед. И пояснил: - Два года назад начинал тут: подай-принеси, покарауль. А теперь в компаньоны выбился, даже в Пермь недавно за товаром мотался.

15-летнему Виталию и впрямь повезло: в поисках жирного рыночного приварка не попал в объятия базарного криминала, не спился и не приобщился к наркотикам в компаниях люмпенизированных грузчиков. Смышленого парнишку приметил крупный дилер уральского машиностроительного предприятия, и ему стали поручать сначала несложные, а потом более ответственные коммерческие задания. В будни Виталий принимает партии товара на Чеховском, развозит их по другим торговым точкам города. В выходные вместе с шефом прокручивает сделки на авторынке - там у многопрофильного коммерсанта "ижмашевский" бизнес.

- Не жалеешь, что школу бросил? - поинтересовался я у будущего "олигарха".

- Я за 11-летку все равно экстерном сдам, еще и в вуз поступлю, сейчас без образования никак, - рассудительно ответил подрастающий "капиталист". - Про Потанина вон недавно читал: он в юности тоже джинсой самопальной торговал.

Ясно, что у большинства подростков, зарабатывающих на жизнь на казанских базарах, перспективы не столь радужные. Андрей Митяхин, например, попал на Приволжский рынок чуть ли не в 10-летнем возрасте - помогал матери торговать рыбой, а заодно присматривал, чтобы она не пропивала всю дневную выручку сразу. Но уже два года, как мать за растраты близко не подпускают к торговым ларькам, - теперь Андрей, не успевший толком выучить таблицу умножения, в перерывах между разгрузкой ящиков с фруктами приторговывает контрафактными дисками или некоей "стимулирующей" среднеазиатской травкой. По российским законам "насвай" и прочие растительные смеси под наркотики вроде бы не подпадают. Однако...

- Хочу сколотить деньжат и открыть с приятелями ларек. Для начала хотя бы с обычными крупами-консервами, - устремив мечтательный взор к груде ящиков с хозяйским товаром, рассуждает Андрей. Наверное, и сам понимает, что фантазии его почти неосуществимы - все места жестко схвачены, без надежного прикрытия какой-нибудь крутой группировки обзавестись арендуемым торговым местом практически невозможно. Хотя чем Фортуна не шутит...

- Прибыла большая партия дешевой армейской колбасы с прибалтийских складов, сегодня с ребятами в ночь разгружать будем, - объясняет Андрей замысел очередной сделки. - Возьмем не деньгами, а товаром. Если повезет, завтра штук десять в карман положу.

Может, и положит. Да только пойдут эти деньги, скорее всего, на очередной гужбан с приятелями. А завтра к 6 утра Митяхину опять на рынок - хозяин-кореец пригнал несколько фур с грузинскими мандаринами. Пока сверстники будут изучать основы информатики, Андрей подкачает бицепсы. Глядишь, заныкает и несколько килограммов товара - в школу его все равно кнутом не загонишь: что за жизнь без вольного рыночного гешефта?..

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.