КОГДА УМИРАЕТ ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

Субботним вечером телефон взорвался пронзительным звонком, и Аня не удивилась. После тяжелой рабочей недели все друзья старались на выходных оторваться как можно лучше - сходить в кино, на дискотеку, просто погулять. Аня всегда была заводилой в таких культпоходах, потому, если ребята собирались отдыхать, ей звонили в первую очередь.

Аня схватила трубку.

- Добрый вечер, Аня...

Сердце рухнуло куда-то вниз. Этот голос... За этот голос в свое время Аня с радостью отдала бы все, что имела. Голос принадлежал ее настоящей первой любви - Владу.

- Ань, я у вас, в городе, приехал на недельку, давай-ка встретимся, не видел тебя черт знает сколько, даже соскучиться успел.

- Давай, - пролепетала Аня.

- Ну что, через полтора часа на старом месте?

- Да-да, конечно... Да, через полтора...

Что надеть? Как накраситься? Где любимая юбка?

Мама неодобрительно посмотрела на Аню, но, узнав, что та встречается с Владом, успокоилась. Влад в рассказах Ани всегда представал каким-то почти неприкосновенным божеством. Он и умный, и талантливый, и работает в престижной компании, и успех сам лезет к нему в руки, да и вообще он очень хороший человек.

Аня приехала на встречу несколько раньше условленного времени. Сидя на бортике, она вдруг поняла, что не задумалась только об одном: что она скажет? как будет себя вести? Но поздно было соображать: Влад уже приближался к ней.

- Ну что, красавица, куда пойдем? - сказал он, целуя Аню в щеку и беря ее под руку.

- Я не знаю... давай на твой вкус.

Они шли по вечернему городу. Влад рассказывал о странах, в которых он успел побывать по работе (а больше о сортах алкоголя, которые он там попробовал), смеялся, изредка задавал Ане вопросы про общих знакомых, но когда та открывала рот, тут же прерывал ее фразой наподобие "Ой, Анька, вспомнил, вот что хотел рассказать..."

Первые пятнадцать минут Аня тщетно силилась понять, что не так. Она чувствовала себя откровенно неуютно, ей не нравились тон общения и та снисходительность, с которой к ней обращался Влад. Странно, ведь когда-то давно ей именно эта снисходительность была так приятна и казалась вовсе не снисходительностью, а, скорее, просто нежностью.

- Давай-ка зайдем в это кафе. Давно здесь не был, - произнес Влад, заворачивая в какой-то переулок.

- Ну давай, - ответила девушка. Есть совершенно не хотелось, пить тем более, хотелось одного: все понять и во всем разобраться.

В кафе народу было немного, и молодые люди уселись за столик в углу.

- А теперь хоть ты расскажи, как живешь, - улыбаясь, сказал Влад.

Аня начала довольно вяло рассказывать о своей жизни: да, в институт провалилась, буду второй раз поступать, надежды не теряю. С молодым человеком рассталась, новым пока не обзавелась, да и не хочется чего-то. Стихи... Помнит ли Влад ее стихи? Ах, помнит... Хорошо. Так вот стихов уже год не пишет. Некогда и не до того. Работа хорошая, времени много не отнимает, да и сам знаешь, практика хорошая.

- Да, а вот я тоже расстался с девушкой своей. Ну, ты, наверное, помнишь ее. У меня жила. Так вот, я в командировку уехал, а она мне с другом изменила.

Эх, случись эта встреча года два назад, Аня бы и пожалела, и успокоила бы, наверное, и по голове погладила... А вот сейчас не хотелось. Почему?

- Ты что есть-то будешь?

Бросив рассеянный взгляд в меню, Аня невпопад брякнула:

- Утку.

На эту утку у нее просто случайно упал взгляд.

- Ну хорошо.

Когда подошел официант, Влад придирчиво расспросил его о том, какое вино есть, какое мясо ему посоветуют сегодня... "Боже мой, как глупо он выглядит...", - подумала Аня, - "ведь я никогда раньше не замечала, что все, что он говорит - неискренне, показушно, чванливо. Вот сейчас он спрашивает, какого года вино да какой сорт, да чем от другого отличается: а ведь он в этом на самом деле ничего, ну ничегошеньки не понимает!"

Влад заказал бутылку дорогого белого вина, совершенно не обращая внимания на Аню, которая робко пыталась ему намекнуть, что к мясу обычно подается красное...

Разговор не клеился. Точнее, у Влада клеилось все: он взахлеб рассказывал о каких-то своих знакомых, псевдосмешные истории из жизни, перемежая свою речь неумело рассказываемыми анекдотами, сальноватыми шутками и даже не слишком приличными выражениями. Аня молчала и ела остывшую утку. Ближе к половине двенадцатого она засобиралась домой.

- Поздно уже, ехать далеко, не доберусь ведь...

- Да подожди, сейчас машину поймаем, ты что?

В конце концов они ехали в такси по ночным улицам. Влад сказал:

- А где ты летом отдыхать будешь?

Аня подумала и сказала:

- Наверное, в Крыму...

- А когда?

- А зачем тебе?

- Да вот думаю, когда мне отпуск брать...

"Черт", - злилась про себя Аня. - "Ведь раньше мне было бы очень приятно такое услышать, а сейчас я заведомо знаю, что это все вранье, что он опять пропадет на год, а то и на два, и что увидимся мы опять случайно, нелепо и ненадолго... а я и не хочу надолго".

- Шеф, останови у ларька!

Влад пошел к ларьку с цветами. Вернулся со здоровенной веткой орхидей для Ани и букетом из каких-то неизвестных цветов для Аниной мамы.

- Я сам маме вручу, можно?

Аня слабо кивнула.

У подъезда машина остановилась. Влад небрежно расплатился с водителем и подал Ане руку при выходе из машины.

- Мама, ты помнишь Влада?

- Конечно-конечно, проходите, Влад. Ох, какие цветы, не стоило, не стоило...

Влад общался с Аниной мамой, а Аня стояла рядом и сгорала от нетерпения поскорее избавиться от него.

- Ладно, Влад, уже поздно, я спать хочу, пойдем на лестницу, покурим, и ты поедешь...

- Да-да... До свиданья, скоро увидимся, Алла Васильевна!

Они молча курили на лестнице. Аня уперлась глазами в пол и нечищеные ботинки Влада.

- А знаешь, - заговорил он вдруг, - я хотел тебе сказать вот что. Я понимаю, это глупо, но... Я люблю тебя. Ты так изменилась, повзрослела, но осталась таким же ребенком в душе, каким и была. Ань, выходи за меня замуж!

- Чего?! - Аня не верила своим ушам.

- А что? Зарабатываю сама видишь как, дома меня часто нет, не контролирую тебя ни в чем... Маме твоей я нравлюсь, хозяйка ты, насколько я помню, хорошая. Давай выходи за меня замуж!

Влад потянулся к Ане, пытаясь обнять ее за талию. И тут Аню словно прорвало:

- Послушай! Разве ты не понимаешь? Прошло столько лет! Я изменилась, я выросла, в конце концов, поумнела, у меня свои интересы, куча друзей, и я абсолютно не хочу ничего менять...

- Ань, да ничего и не изменится, просто жить будешь со мной...

- А ты меня спросил, хочу я этого или нет? Маме ты нравишься... Маме букет понравился, а не ты! И в душе я давно не ребенок! И не знаешь ты, какая я хозяйка, потому что ни разу - слышишь, ни разу! - я тебе ничего не готовила! Ты как был самоуверенным, хвастливым, строящим из себя непонятно кого - так им и остался! Ты не разбираешься в том, в чем строишь из себя аса! Белое вино, Влад, подают к рыбе, но никак не к утке!

Влад искренне недоумевал, что случилось. Казалось, Аня должна бы его сейчас благодарить, целовать и обнимать, а она вон как...

- Слушай, все же было хорошо, с чего ты это так? Вон, букеты я купил, поели вкусно, вина попили...

Аня выбросила окурок.

- Ты ничего не понял. И вряд ли когда-нибудь поймешь. Спокойной ночи.

Аня хлопнула дверью. Еще одна страница ее жизни была перевернута, а буквы на ней все до одной зачеркнуты.

Мария ЛАВРЕНТЬЕВА.