Свекровь с утра вся изворчалась - муж и сын собрались на рыбалку. Еще с вечера мужики, ухмыляясь и перемигиваясь, перебирали удочки, полировали блесны и привязывали поплавки. В магазине были куплены тушенка, шпроты и длинная, похожая на коричневый огурец колбаса. Между делом были отварены яйца, вымыты два термоса под кофе. Покурив на балконе, Хайдар абы и Рустем уселись за стол - ужинать. Переглянулись. Побарабанили пальцами по столу. Хайдар абы крякнул. Рустем лукаво отвернулся. Свекровь все поняла и встала напротив серванта, растопырив локти:

- Не дам!

В серванте уже месяц "отдыхала" литровая бутылка "Абсолюта", подаренная Хайдару абы на юбилей - ему в мае исполнилось пятьдесят. Рустем доел лапшу, подмигнул отцу и пошел на балкон, на ходу бросив:

- Держись!

Свою речь Хайдар абы начал издалека. Вспомнил молодость, когда он, бригадир монтажников, приглядел в далекой апастовской деревне большеглазую Зухру. Подчеркнул свою радость при рождении Рустема, а также свою роль в благосостоянии семьи и вообще возросшую роль мужчины в современном обществе. Напомнил о, честно говоря, не ангельском характере Зухры и о своем многолетнем терпении. Со знанием дела сообщил, что алкоголь в умеренных дозах оказывает положительное воздействие на общий тонус организма и является проверенным средством дезинфекции. И в конце жалобно упомянул, что в июне бывают холода, а рыбнадзор не дремлет, и если поймает, то совместно распитый "Абсолют" поможет иначе взглянуть на размер нанесенного экологии ущерба. Свекровь стояла насмерть.

- Не дам! Это литр на двоих-то умеренная доза? Сам пьяница и сына к тому же приучаешь...

Хайдар абы выпятил грудь и притворно-свирепо засверкал глазами, но от возмущения произнес лишь длинную морзянку междометий.

Невестка Гулька вытирала вымытую посуду и всем своим видом выражала полное согласие со свекровью.

- Да что это такое! - наконец-то вслух возмутился Хайдар абы. - Мужчина я или не мужчина?! Раз-то в год на рыбалку собрались...

- Мужчина, Хайдар, мужчина, - согласилась Зухра и тут же твердо добавила, - а водку не дам!

Поутру водки в серванте не оказалось. Хайдар абы и Рустем делали круглые глаза и между собой с деланной уверенностью обсуждали, что вот, достались им женщины-пьяницы - не лень же было встать ночью и выпить водку, а теперь на рыбалку ехать не с чем. Да и вообще, на рыбалку ехать без водки - себя не уважать.

В серванте сиротливо стояла одинокая запыленная бутылка "Монастырской избы".

Провожаемые стереоворчанием женщин мужчины ушли. Под окнами долго тарахтела, прогреваясь, "шестерка" Хайдара абы, затем послышался бормашинный звук включенной передачи, и все затихло. Мужики уехали.

- Эни, а все-таки зачем так, а? Ведь Хайдар абы - золотые руки и Рустемка тоже. И не пьяницы они никакие. А на рыбалке и правда по рюмке выпить, наверное, можно? - робко спросила Гулька. Кто в доме главный, она поняла еще в период медового месяца и с радостью стала заместителем. Благо, Зухра апа была хозяйственной, прекрасно готовила, невестку и внука обожала и женщиной была в общем-то очень доброй и сердечной.

- Да знаю я, знаю, - махнула рукой Зухра, - Хайдар у меня, слава Аллаху, молодец, и Рустем тоже в него пошел.

- Наверное, надо было отдать бутылку. Все равно ведь ночью стащили.

- Вот тут ты не права! - сказала Зухра апа, важно поднимая указательный палец. - Помни, кызым, мужика всегда нужно в руках держать. Если он плохой - чтобы был хорошим, если хороший - чтобы не испортился. Он вне дома хозяин, а я и ты - мы дома хозяйки. И чтобы они всегда это чувствовали, им надо поменьше разрешать. Тогда все будет нормально.

* * *

К вечеру на столе под полотенцем дышала паром губадия, в кастрюле томился густой сытный суп. Свекровь и невестка пили чай и молчали. Мужиков не было. Обе знали, что вернутся они не раньше двенадцати - конечно же, без рыбы, но с объяснениями, почему не клевало. Так бывало ежегодно.

- А знаешь что, дочка, давай-ка выпьем по рюмочке. Им можно, а нам, что, нельзя? - неуверенно предложила Зухра апа.

Гулька согласилась. Женщины принесли бутылку вина, поставили ее на стол и начали размышлять.

- Штопор нужен, - со знанием дела сказала Зухра апа, - где у нас штопор-то? Хайдар спрятал его, что ли?

Штопор искали минут сорок. Еще десять минут разбирались, как им пользоваться. Затем вкрутили его в пробку. Пробка не поддавалась.

- Вот что, дочка, ты берись за бутылку, а я за штопор - и тянем в разные стороны, - решила Зухра апа.

Процесс шел рывками, потому что крупная, в теле, Зухра апа то и дело роняла на пол худенькую Гульку, бутылка падала на ковер, пробка скрипела, крошилась, но вылезать из горлышка решительно не хотела.

- Так, - рассердилась Зухра апа, долго раздумывала, затем сказала, - упирайся плечом в сервант, руки оберни полотенцем и держи ее, проклятую, что есть силы. А я...

Гулька выполнила все указания и вцепилась в бутылку, как в поручень последнего трамвая. Зухра апа, нахмурившись, как наполеоновский гренадер под Ватерлоо, совершила богатырский рывок - и Гулька, тонко взвизгнув, рухнула на пол вместе с сервантом, из которого, радостно звеня, посыпался чешский хрусталь и немецкий фарфор.

Убрав осколки, женщины умылись и сели пить чай. Переглянулись и дружно начали смеяться.

- Да, дочка, что ни говори, мужик в семье все-таки нужен, - говорила Зухра апа, вытирая раскрасневшееся лицо полотенцем.

Попив чаю, они легли спать.

* * *

В полпервого ночи дверь в квартиру таинственно открылась, и в коридоре, бесшумно, как привидения, появились Хайдар абы и Рустем. Крадучись, они прошмыгнули на кухню, вывалили в раковину рыбу (поймали-таки!) и жадно набросились на еще теплую губадию. После допития остатков пустая бутылка из-под "Абсолюта" для конспирации была умещена на самом дне мусорного ведра и сверху засыпана картофельными очистками.

- А это что такое? - удивился Хайдар абы.

На столе стояла бутылка "Монастырской избы", в непобежденной пробке которого торчал мощно согнутый штопор.

- Ага! - обрадовался Рустем, потирая руки, - как нам, так нельзя - а сами-то?

- Даже бутылку открыть не смогли, - презрительно сказал Хайдар абы и подытожил: - будут знать, кто в доме хозяин.

- Будут знать! - подтвердил Рустем, заталкивая в рот огромный кусок губадии.

Лежащие в разных комнатах Зухра апа и Гулька синхронно подняли головы и тихо засмеялись, каждая - своим мыслям.

Айрат ГУБАЙДУЛЛИН.