(Продолжение. Начало в ?114, 115, 120, 121, 124, 126.)

Нажав на кнопку пульта, он приблизил изображение к себе и внимательно всмотрелся в лицо Сереброва. Парень был очень напряжен, что вполне объяснимо. Он никак не ожидал, что придется петь для единственного слушателя. Да еще к тому же для своей бывшей любовницы. Для мужика это большое унижение.

В холле Варяг велел установить четыре камеры слежения, которые фиксировали каждое движение присутствующих. Мера далеко не праздная, приходилось принимать разных гостей, а потому важно было знать, на что способен каждый из них в отдельности.

Лада держалась умело и выглядела понимающей слушательницей, не забывая при этом чуть снисходительной улыбкой уничтожать своего бывшего возлюбленного. А Серебров продолжал держаться так, как если бы ничего не случилось, терпеливо отрабатывая полученный аванс. Вот Лада выпила рюмку ликера и закусила тоненькой долькой колбаски. Причем поедала она очень изящно, почти картинно, как будто бы снималась в рекламном ролике. И Варяг с улыбкой подумал о том, что совершенно не нужно кричать на человека, чтобы сравнять его с дерьмом. Оказывается, для этого имеется масса других и при том более иезуитских способов, например, почтительное обхождение. Чем вежливее Лада обращалась к Сереброву, тем значительнее увеличивалась пропасть между ними, тем раздавленнее тот ощущал себя. Своим поведением Лада как бы указывала артисту его место, дескать, все люди делятся на две неравноправные категории: одни получают удовольствие, а другие созданы для того, чтобы развлекать их. И барышня ненавязчиво давала понять, что относит себя к первой.

- Ты можешь отдохнуть, - наконец великодушно разрешила Лада.

Александр отставил гитару в сторону.

- Спасибо. Ты очень добра.

В его голосе прозвучала язвительная интонация, дескать, мое время оплачено, мадемуазель, а следовательно, я всецело к вашим услугам на ближайший вечер.

Вряд ли он был обходителен, когда Лада находилась рядом. В его артистическом облике просматривался типичный мачо, и самая большая ласка, на которую он был способен, так это крикнуть с порога, чтобы милая быстренько расправляла постель и дожидалась его готовенькой. Многим женщинам подобное обхождение очень нравится.

- Хочешь, я помогу выпустить тебе альбом. У моего нового возлюбленного очень большие связи. Он вхож в шоу-бизнес, и к его словам прислушиваются многие.

Губы Сереброва неприятно сжались.

- Я очень ценю твое участие, Лада, но постараюсь пробиться как-нибудь сам.

Владислав невольно пропитался симпатией к артисту. Оказывается, этот паяц не лишен моральных принципов и даже способен отстранить ладонь с пачкой долларов. Надо признать, что на такой подвиг способен не каждый.

- Ты не жалеешь о том, что произошло между нами?

Парень нахмурился.

- Послушай, Лада, тебе мало того, что я испытываю унижение, давая тебе одной концерт, так ты решила доконать меня душещипательными беседами?! Нет, не жалею!.. Если так получилось, значит, так угодно было Богу. Ну что мы представляли собой год назад? Двое нищих, которые не могли купить в Москве даже угол? Что случилось, то и случилось. Или ты думаешь, я пришел в этот дом и буду плакаться тебе в юбку. У тебя все нормально? Отлично, я рад за тебя! А кто он у тебя там, меня совершенно не интересует. Мы оба самодостаточных человека, - все более кипятился Александр. - Я нашел себя, вижу, что и ты не бедствуешь, да и у меня иной раз водится копейка. Так мне что, дальше развлекать ваше величество? - шутовски поклонился Серебров.

Варяг перевел камеру на Ладу. Губы девушки презрительно дернулись. Подняв со спинки стула маленькую кожаную сумочку, она щелкнула замком. Достав тоненькую пачку долларов, она уверенно отсчитала тысячу и небрежно бросила ее на низенькую тумбочку.

- Это твои премиальные. Сверх оговоренной суммы. Мне не все в твоем репертуаре понравилось, но пел ты старательно. И еще вот что, в двух местах ты сфальшивил, а я это очень не люблю. Если ты не забыл, у меня абсолютный слух, так что я тебе советую поработать над программой.

На побелевшем лице Сереброва застыла злая улыбка:

- Хорошо, ты победила. Видишь, я уничтожен и раздавлен. Ты думаешь, я не возьму эти деньги? - Александр сделал вперед шаг. - Еще как возьму! Спасибо, - рука легла на купюры и, небрежно скомкав их в широкой ладони, он сунул деньги в карман. - Вот теперь я полностью раздавлен. Считай, что лежу у твоих ног. И вообще, кто этот твой таинственный друг, что может позволить себе такую роскошь: мафиози или нефтяной магнат? Этих денег мне хватит вполне, чтобы заглушить в кабаке свое унижение. Вы же еще дали мне на чай. Так ведь? Да еще такую крупную сумму. А что должен сделать я? Поблагодарить вас за щедрость и откланяться. Спасибо вам! Спасибо, спасибо, - шутовски кланялся в большом поклоне Серебров. - А теперь разрешите оставить вас, дабы не докучать вам своим присутствием.

- Дима, - громко крикнула Лада. И когда появился охранник, непроницаемый словно скала, распорядилась: - Проводи, пожалуйста, нашего гостя.

Владислав выключил монитор и направился в гостиную. Лада была одна, сидела неподвижно в том же кресле, в руках, как и прежде, бокал на высокой ножке. Варягу показалось, что погруженная в себя, она его не видела. Нет, едва он перешагнул порог, как Лада поднялась и подошла к нему.

- Ты чем-то расстроена? - участливо спросил Варяг.

У Владислава не так много было людей, которых он любил по-настоящему. И Лада была одним из них.

- Немного, - прижалась девушка к Варягу.

- Тебе не понравился концерт?

- Нет, но... Просто музыка навеяла воспоминания. Вот поэтому... Ты не обращай внимания.

С Ладой Владислав познакомился полгода назад, во время городского конкурса красоты. Девушка не прошла в финал и была расстроена. Хотя было странным, что среди двенадцати финалисток ей не нашлось места. Около подобных конкурсов всегда вертится масса богатенького народа, стремящегося пополнить свои гаремы молодыми телами. Респектабельные мужчины усиленно рассовывали свои визитки молоденьким хорошеньким неудачницам и открыто предлагали им свою спонсорскую помощь. Многие из участниц не отказывались от заманчивого предложения.

На этот конкурс Варяг попал совершенно случайно - требовалось встретиться с одним нефтяным олигархом, который уже вторую неделю избегал с ним встречи. И единственное место, где его можно было отыскать, так это городской конкурс красоты, где он непременно участвовал в качестве члена жюри. И будучи человеком восточным, он никогда не пропускал самую яркую участницу конкурса. Оставалось только догадываться, сколько финалисток испробовало на себе силу его обаяния.

Тот день выдался небесполезным. Варягу удалось вернуть десять процентов от последней сделки с бензиновым концерном в Германии и сверх того в качестве штрафа заполучить еще три процента. Даже при самом скромном воображении цифра рисовалась со многими нулями. Но главной своей удачей Владислав считал встречу с Ладой. Заметив расстроенную девушку в вестибюле концертного зала, он пригласил ее поужинать вместе с ним. И к его удивлению, она согласилась. Кто бы мог подумать, что их отношения примут затяжной характер, а ничего не значащая встреча перерастет в трогательные отношения.

Владислав даже не помнил, когда в последний раз испытал нечто похожее. И даже, несмотря на яростное сопротивление Тарантула, привез Ладу в загородный дом, о котором практически никто не знал. Конечно, тайной за семью печатями было и то, что в глубоком подвале, очень напоминавшем винные погреба, в огромных дубовых бочках, в каких обычно настаивают многолетний коньяк, хранилась крупная наличность. Всего лишь крохотная часть воровского общака. А спецназ, кордоном стоящий вокруг поселка, всерьез полагал, что охраняет покой его жителей, даже не подозревая о том, какие сокровища прячутся в недрах трехэтажного особняка, стоявшего на самой окраине поселка.

(Продолжение следует.)