Вор в законе по кличке Варяг заказывает для своей любовницы выступление на дому эстрадного певца - восходящей звезды Александра Сереброва. Исполнителю, который в последнее время испытывает финансовые трудности, выдают огромный гонорар и везут в закрытый поселок, охраняемый спецназом, вводят в богатый особняк.

Каково же было удивление артиста, когда в единственной слушательнице, которой предстояло петь весь вечер, он узнает свою бывшую возлюбленную, с которой так легкомысленно расстался год назад, когда Александр еще не был известен, а теперь с грустью ее вспоминает...

В Москву прилетает преуспевающий золотопромышленник Илья Ростовский, чтобы прикупить прииск у проигравшего крупную сумму картежника. В гостинице ему настойчиво предлагают услуги проституток. Илья, чтобы только отвязаться от прилипчивого сутенера, берет взглянуть журнал с фотографиями девушек... Одна из них ему так понравилась, что он не задумываясь оставил ее в номере на всю ночь. А потом встретился с ней снова.

Продолжение. Начало в ?114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140.

- Я это заметила. Ты мне тоже... Со мной тоже такого не бывало. Порой так мужиков возненавидишь, что смотреть на них просто сил нет. А на тебя вот смотрю и думаю, оказывается, и среди них встречаются неплохие.

Ростовский улыбнулся.

- Я старался тебе понравиться. У меня к тебе есть предложение...

- Вот как? - удивилась Лада. - Ты собираешься сделать мне предложение?

- А ты озорница, - сдержанно заметил Ростовский. - Я здесь пробуду еще дней десять... Мне надо как-то урегулировать свой бизнес, возникли кое-какие проблемы. Давай проведем это время вместе.

- Я не возражаю, но надо поговорить с Резваном, - смутилась Лада.

Илья нахмурился. Ах да, Резван... Тот самый сутенер! Он почему-то о нем все время забывает.

- Хорошо, я с ним переговорю.

- Но надо бы пораньше.

Ростовский удивился:

- Почему пораньше? Поговорю, как и вчера, в это же время. Он же не круглый день работает.

Лада поднялась, стала одеваться, сон у нее тоже пропал, а каких-то полчаса назад казалось, что девушку не сумеет разбудить даже грохочущий водопад.

- Так-то оно, конечно, так. Но могут возникнуть какие-нибудь непредвиденные вещи, - туманно проговорила девушка.

- Ты мне чего-то не договариваешь.

- Нет, все в порядке, - обезоруживающе улыбнулась Лада, - я буду тебя ждать.

- Тогда до вечера, - махнул на прощание Ростовский.

- Пока, милый, - кокетливо пошевелила пальчиками Лада.

Дверь закрылась.

В этот день Ростовскому совершенно не везло. Дважды он пытался встретиться с Шурковым, гоняясь за ним едва ли не по всему городу, но тот ускользал от него в самый последний момент. Кто знает, может быть, Валерий Алексеевич действительно от него прятался? Хапнул денежки, наобещал с целый воз и юркнул в тину, чтобы избежать дальнейшего объяснения.

В общем, был потрачен целый день - разменял на всякую мелочевку. А если подумать, что сделал полезного, то, кроме бестолковой суеты, нечего и вспомнить. В довершение ко всему в министерстве по запасам встретился один тип, с которым пришлось сталкиваться немного раньше. Бережно попридержав Ростовского за локоток, он начал говорить о том, что является страстным коллекционером минералов, будто бы его шестиметровый шкаф забит экспонатами, которым позавидовал бы любой музей. Коллекционер доморощенный, етит твою мать! И наивным ребенком посмотрев на Илью, смело поинтересовался, а не найдется ли у него для коллекции самородочка с небольшой кулак (ничего себе потребности!).

- А пятнадцать лет тюрьмы за такой подарочек не хочешь? - хмуро обронил Ростовский.

И сполна насладившись переменами на его холеном лице, затопал к выходу по длинному коридору.

В общем, день выдался дрянной, единственное, что радовало, так это предстоящая встреча с Ладой. Предвкушение было сладостным, чего уж там лукавить. Ростовский опять мысленно вернулся к прошлой ночи и вспомнил откровенные ласки Лады. В тот момент не хотелось думать о том, что подобные наслаждения она дарит кому-то еще, верилось, что все ее мастерство было предназначено специально для него. Во всяком случае, в тот момент казалось именно так.

Взяв по пути бутылку шампанского и целый пакет различной снеди, Илья заторопился в гостиницу. Представил, как Лада обрадуется копченому окороку, в прошлый раз она довольно сильно на него налегала.

Сутенер Резван стоял на том же самом месте, недалеко от ресторана, и картинно покуривал, стреляя глазами по сторонам. Казалось, что он арендовал этот кусочек площади у администрации гостиницы. Место было выбрано удачное: с него хорошо просматривался вход, а еще было видно, в какую сторону проследует гость. Не имело смысла кричать ему вслед: "Уважаемый, а не желаете ли девочку на часик?" Просто следует подождать, пока тот расположится в номере, после чего сделать ему соответствующий телефонный звонок. Наверняка администратор тоже в доле и сдает сутенеру всякого мало-мальски приличного гостя.

Заметив вошедшего Илью, он приветливо кивнул, но поста не покинул, цепко продолжая простреливать взглядом коридор. Вот один из гостей его заинтересовал - высокий статный кавказец с густой черной шевелюрой. Проводив его долгим взором, он поманил к себе девушку, стоявшую в нескольких шагах от него, что-то шепнул ей на ухо, и та, покачивая бедрами, устремилась следом за потенциальным клиентом.

Илья Ростовский посмотрел вслед удалявшейся проститутке. Дело, конечно, вкуса, но вряд ли она сумела бы вызвать у него аппетит, даже если бы исполняла нагишом сиртаки.

Достав деньги, Илья протянул их сутенеру.

- Мне нужна Лада.

- Братан, ты опоздал, - посочувствовал сутенер, - Лада сейчас работает.

- Как работает?! - внутри у Ростовского похолодело.

- Как, как... - буркнул сутенер. - Как и всегда, ножками работает! Три часа назад заявился богатый купец, сам меня нашел, попросил полистать журнальчики. Он, как Ладу увидел, так сразу и запал на нее, веди, говорит, мне эту, других даже смотреть не стал. Отказывать я ему не мог - слово клиента закон! Заплатил сразу за два часа, все как полагается, без обмана.

- Прошло три часа, значит, сейчас она свободна!

- Послушай, друг, ты не кипятись, - сдержанно предупредил Резван, - я на своем веку всяких видал: и таких, что пальцы ломают, и крутых очень, так что ты меня не удивишь.

- Не о том ты говоришь, - старался успокоиться Ростовский, - я спросил тебя, где Лада?

- Когда два часа прошло, я пришел к нему, чтобы забрать ее, а он мне еще через дверь деньги сует, но уже на целую ночь! Понравилась она ему, - плотоядно улыбнулся сутенер. - Впрочем, такая баба не может не понравиться, ведь у тебя с ней тоже все заладилось. А?

Илья вытащил бумажник и, извлекая из него пачку долларов, протянул Резвану.

- Вот возьми, здесь не на одну ночь хватит, только приведи ее ко мне сейчас!

Сутенер удивленно закачал головой:

- А ты, я вижу, парень, крепко в нее втемяшился, - и, скосив алчный взгляд на деньги, проговорил умоляющим тоном: - Ну не могу я, пойми ты меня! Даже если бы ты мне сейчас миллион предложил! Ну сам пойми, как ты себе это представляешь? Вот приду я к нему в номер и стану Ладу из-под клиента вытаскивать? Так, что ли? Ведь заплачено!.. У нас так не делается. А с тобой даже договоренности не было. Придешь ты или не придешь, неизвестно, а тут реальный клиент с очень хорошими деньгами. Если я так поступать буду, то всех клиентов отважу, со мной потом никто не захочет дел больше иметь. А потом, и народ ведь в гостиницу разный приходит. Предположим, я сделаю так. Допускаю, что мне даже ничего не скажут, а потом где-нибудь за углом "перышко" воткнут в бок за такие проделки... Знаешь, не очень-то нас, сутенеров, жалуют. Так что убери "хрусты", - сжал он пальцы Ростовского в кулак. - Приходи завтра, обещаю, что она будет свободна, хоть на целую ночь. Хотя Ладка такая баба, что мужики к ней по записи попадают, - расхохотался сутенер. - А может, сегодня других возьмешь? - неожиданно воодушевился Резван. - К нам новые девчонки из Владимира поступили, такие, что слюной просто истечешь, всем по шестнадцать-семнадцать лет, - достал он несколько фотографий. - Уверяю тебя, взглянешь, так еще жениться на них захочешь!

- Не надо, - отстранил руку с фотографиями Илья, - я закоренелый холостяк, - и, развернувшись, зашагал к своему номеру.

- А зря, - крикнул вдогонку сутенер, - после жены проститутки особенно сладкими кажутся.

(Продолжение следует.)