Помните, герой романа "Не стреляйте в белых лебедей" приезжает на рынок торговать кабанчиком: у входа встречают двое ушлых "экспертов" и с ходу предупреждают - товар некондиционен, поскольку кровь спущена неправильно. В результате полушкинский кабанчик достается перекупщикам за копейки. К сожалению, в положении незадачливого Федора сплошь и рядом оказывается большинство крестьян, отважившихся заняться самостоятельной базарной коммерцией.

Независимому товаропроизводителю проникнуть сегодня на рынки сложнее, чем получить кредит на приобретение кормов или удобрений.

- Налетай-покупай, парная говядина с подворья! - на Чеховском рынке нам повезло, и в выходной день мы почти сразу наткнулись на настоящего фермера.

Разместившиеся поблизости от Ильшата Гайнуллина профессиональные торговцы в фирменных шапочках и халатах на индивидуала косились неодобрительно, но помалкивали - ильшатовская говядина отличалась от мясного изобилия перекупщиков всего-то рублей на 5. Разумеется, в меньшую сторону.

- Больше снижать не дают, - поделился проблемами Гайнуллин, у которого несколько десятков гектаров и около 30 голов скота на окраине Приволжского района. - Я бы и по 60 рублей за кило с удовольствием торговал, увеличил бы обороты раза в три, но тогда мясная мафия с рынка мигом выкинет. Да еще и товар попортит.

Каким образом Ильшат попал на Чеховский рынок - разговор особый. Когда 3 года назад производство мяса достигло нескольких десятков тонн в год, пробовал наладить долгосрочные контракты с мясокомбинатом - но там предложили такие расценки, что впору было свертывать ферму или закупать у того же комбината корма под грабительский процент. Нашел Гайнуллин и оптовых частных перекупщиков - но у тех цены вообще не поднимались выше 40 рублей за килограмм. Пришлось идти на поклон - да не к администрации рынка, а к местному "смотрящему", который, по счастью, оказался дальним гайнуллинским родственником. По-родственному и определил Ильшату дань всего-то в 15 процентов от недельной выручки.

- Вон и они на горизонте, - покорно констатировал фермер, наблюдая неторопливое приближение трех амбалистого вида парней, которые принялись оживленно беседовать с мясными коммерсантами, будто выясняя волнующие тех проблемы. Грустно вздохнув, Ильшат извлек из кармана засаленную пачку денег и отсчитал нужную сумму.

Подрулившие в это время "контролеры" остались довольны.

- Хозяин велел передать - молодец, долю отстегиваешь исправно. За это тебе небольшая премия - с будущей недели, как просил, можешь снизить цену на червонец. Ежели желание осталось.

В определенной степени рыночный криминал устраивает торговцев куда больше, чем милиция и санэпидемиологи - мафия обычно не наглеет и не режет кур, несущих золотые яйца. Чего не скажешь о полугосударственных конкурентах. Особенно в сфере птицеводства.

Ильдар Зарипов появился на Московском рынке с элитными курями тоже не от хорошей жизни - фермеров и крепких крестьян на рынок толкают отсутствие эффективного государственного маркетинга и откровенное надувательство со стороны частных оптовиков. На Высокой Горе племенной кросс, например, норовят закупить по 20 - 25 рублей за кило. Прицениваясь к базарной коммерции, владелец нескольких сот бройлеров Зарипов здраво рассудил, что выходить на рынок с одними тушками не резон. Он организовал на своем подворье полуавтоматизированную коптильню, обзавелся списанным, но достаточно производительным оборудованием. Наверное, поэтому его продукция сразу же составила конкуренцию Тукаевской и Пестречинской птицефабрикам - их торговые менеджеры под разными предлогами неоднократно пытались выжить Ильдара с рынка.

Но несмотря на противодействие различных монополистов (от государственных агрохолдингов до оптовых перекупщиков-коммерсантов), фермеры и владельцы индивидуальных подворий проникают на казанские рынки все активнее. Недавних торговцев молоком и сметаной уже сменяют частные производители масла и сыра. Поговаривают, в нынешнем году на рынках впервые могут появиться частные производители зерна. По большому счету, ненормально, когда фермер торгует на базаре самостоятельно. Но в сегодняшних условиях зачастую это единственный путь для повышения рентабельности производства и получения достаточных (с точки зрения развития хозяйства) агроприбылей.

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.