В нашей стране любое нововведение сродни революции. В частности, в Татарстане после объявления татарского и русского языков государственными языками РТ не только официальные бланки, но и простые этикетки на товарах подверглись переоформлению. Все бы ничего, да далеко не все жители республики оказались сознательными гражданами. Пренебрегая помощью специалистов, они "творили" как бог на душу положит, дерзали, экспериментировали... И вот что из этого вышло.

Неграмотность плюс невнимательность - в результате на свет рождалась товарная этикетка с казусом. Был случай, кто-то "шибко умный" переводил "масло рапсовое ароматизированное" и выдал - "хуш ислелҐндерелгҐн рапс мае". "Нет, не пойдет", - подумал некто и поменял слова местами (на всякий случай иль для дизайна). Вышло "ислелҐндерелгҐн хуш", то есть "вонючее прощай".

Надпись "пастеризацияленгҐн сыер" и на другой строчке крупными буквами "сЇте" читается как "молоко пастеризованной коровы" вместо "молоко коровье пастеризованное". Примерно так же "масло коровье сладкосливочное" превратилось в "масло несоленой сладкой коровы".

Директор Центра потребительской информации РТ Альфинур Латыпова считает, что товарная этикетка - хорошее средство обучения языку. И если место педагога в этом процессе займут дизайнеры, верстальщики, предприниматели, лишь относительно, а то и вовсе не владеющие слогом, - дискредитация языку обеспечена.

Надо отметить, ЦПИ РТ не ограничен целью просто критически смотреть на вещи, здесь вот уже пять лет используют метод аналитики.

- Нашей задачей, - говорит Альфинур Исмагиловна, - является сбор информации, в частности этикеток с ошибками. Потом мы изучаем их, делаем выводы, по какой причине такие ляпсусы получились. Работаем вплотную с татарстанским производителем на этапе макетирования будущей этикетки. Отмечу, что на этом этапе мы предотвращаем порою смехотворные ошибки. В моей коллекции есть этикетка, надпись на ней в переводе с татарского звучит так: "пальто для меховых женщин"... Зеленодольский ЦУМ прислал нам перечень своих товаров с вариантами перевода на татарский язык. Так, "санитарные ножницы" вследствие неправильного компьютерного набора там записали как "кайгы" - "горе". И объяснили: "ножницы" по-татарски "кайчы", наборщица, фиксируя написанное от руки, ошиблась - буква "ч" на "г" похожа. Выходит, покупателю было предложено приобрести не ножницы, а "горе санитара".

Ответственные предприниматели, которые работают с нами, от неприятностей защищены. По окончании всех процедур им выдается на руки экспертное заключение - гарантия того, что информация предоставлена потребителю согласно законодательству о защите его прав. В бумаге - вариант на русском и татарском (кириллица, латиница). И если обратить внимание, то на продукции многих производителей из Татарстана стоит наш знак "ЦПИ РТ".

Однако далеко не каждый частник обладает чувством ответственности, равно как и пониманием, что влияет косвенно на пропаганду языка. Может, пора уже ужесточать меры наказания и создавать полицию за чистоту слога?

Нам же, покупателям, не стоит опасаться, что квалифицированный перевод разного рода наименований - продуктов, улиц, магазинов и т.п. - в обязательном порядке повлечет за собой рост цен на татарстанские товары. Как выяснилось, эта процедура не требует от производителей серьезных затрат. А вот моральный ущерб после прочтения абракадабры для носителей языка (и не только для них) очевиден.

Так до каких же пор нас будут угощать такие вот безграмотные предприниматели не "растворимым кофе", а многообещающим "эремҐле кофе" - "кофе с раствором"?..