Последние увеличения цены на хлеб не оставили равнодушными никого: ни малоимущих пенсионеров, ни аналитиков, просчитывающих тенденции развития (или стагнации) татарстанского АПК. Причины высказываются самые разные: от дефицита зернового рынка в результате крупномасштабного экспорта до сговора мукомолов и хлебопеков, извлекающих сверхприбыли из выпечки буханок.

Ситуация усугубляется тем, что вздорожание хлеба наблюдается по всей России. Сегодня среднефедеральная цена на буханку поднялась до 10 рублей, батон белого подскочил аж до 16 целковых. На этом фоне татарстанские цены представляются весьма умеренными - от шести сорока до семи с полтиной за различные виды хлебобулочных изделий. Но и у нас рублевое увеличение расценок больно ударило по неимущим - известно, что для той трети татарстанцев, что прозябают за чертой бедности, хлеб - основной продукт питания.

Главная же мистика в том, что хлеб дорожает на фоне невиданных для России и Татарстана урожаев. Известно, что в прошлом году из-за перепроизводства зерна рыночная цена на пшеницу упала до 1500 - 1200 рублей за тонну. Между тем стоимость муки отнюдь не снижается - по данным Минэкономпрома Татарстана, в нашей республике она достигла 5100 рублей. В Самаре и Саратове мука I класса улетает уже за 7 тысяч целковых.

Увы, сколько экспертов, столько и мнений. Так, во Всероссийском институте потребительского рынка полагают, что хлеба в нынешнем году попросту не хватает: Россия экспортировала 16 млн. тонн зерна - почти в 2,3 раза больше, чем год назад. Мнение, мягко говоря, спорное - при урожае в 80 млн. тонн на хлебобулочные изделия уходит, максимум, 25 - 30 млн. В Татарстане ситуация и того благополучнее - у нас с позапрошлого года переходящие остатки превышали 1 млн. тонн зерна. А при последнем 6-миллионном урожае республика экспортировала, дай бог, 50 - 60 тыс. тонн.

Так что о дефиците зерна в Татарстане говорить не приходится - по крайней мере собственного. Но в том-то и проблема, что выращиваемая в республике пшеница III класса для выпечки качественного хлеба годится мало - "Татхлебопродукт" и Республиканская продовольственная корпорация без особого афиширования всегда закупали хлебную муку за пределами РТ - в Самарской, Саратовской областях, на Кубани.

Нынче цены на муку высшего сорта скакнули до немыслимого уровня - в кулуарах "Татхлеба" заговорили о том, что пора пускать в дело собственное низкокачественное зерно (что, между прочим, давно потихоньку и делается). А хлебопеки тем временем (к примеру, устами замдиректора Казанского булочно-кондитерского комбината Валерия Шейко) твердят об угрожающем падении рентабельности производства.

Позвольте усомниться, господа, - эксперты из Института конъюнктуры аграрного рынка без обиняков говорят, что в розничной цене буханки стоимость зерна составляет, максимум, четверть. "В том, что хлеб в магазинах дорожает, виноваты сами магазины и хлебозаводы. В последние 3 года цены на муку падали, тем не менее хлеб дорожал, не переставая. Все это время и торговля, и хлебопеки неплохо зарабатывали. Их прибыль - отрыв розничной цены на хлеб от стоимости муки - с 2000 года увеличилась в 2,5 раза", - полагает гендиректор Института конъюнктуры Дмитрий Рылько.

По сути, и в Татарстане мы имеем дело с картельным сговором мукомолов и хлебопеков - что, кстати, не раз подтверждал и руководитель агропромышленного департамента Кабмина Анатолий Краснов. Беззубость нашего антимонопольного управления давно известна - не пора ли прислушаться к призывам министра сельского хозяйства Алексея Гордеева и ввести фиксированные цены на хлеб?

Ничего антирыночного в подобной практике нет - за ценами на основные группы потребительских товаров власти пристально следят и во Франции, и в Японии, и в США. Да и с зерном что-то пора делать - чем отбирать блокирующий пакет акций у московского агрохолдинга, финансирующего производство пшеницы высшего класса, не перестать ли транжирить бюджетные деньги на 5 - 6-миллионные урожаи фуражного зерна? Может, тогда наши караваи перестанут наконец-то дорожать не по дням, а по часам?

Дмитрий ВИШНЕВСКИЙ.