ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ЛЮБОПЫТСТВА

Если бы Колька не был от природы таким любопытным, он бы в тот день просто прошел мимо, а не полез бы в кусты за этим синим пакетом. Пакет лежал на земле, в самых зарослях, небрежно прикрытый старой газетой. Настолько небрежно, что Колька не только сразу заметил сам пакет, но и на глаз определил, что он не пустой. Продравшись сквозь цепкие ветки акации, он потянул его за ручки и вытащил на тропинку. Заглянув вовнутрь, Колька вслух ойкнул. В пакете лежали пачки пятисотрублевок. Много пачек.

Вот скажите, какая бы была ваша реакция, найди вы такое? Правильно, и Колька в первую очередь стал искать аргументы, что пакет никто не потерял и он имеет полное право никуда его не сдавать. Во-первых, лежал пакет глубоко в кустах, значит, его туда положили специально. Во-вторых, он был покрыт изрядным слоем пыли - это подтверждало то, что лежал он там давно, может быть, даже с зимы.

Колька посмотрел по сторонам. На него никто не обращал внимания. Метрах в пятидесяти на скамейке сидели две бабульки, рядом с ними катались на трехколесных велосипедах два карапуза. По тропинке медленно прогуливалась парочка влюбленных. Колька вспомнил Ирину. Три месяца назад она сказала ему:

- Ты хороший парень, но ты не способен на поступок. Не сердись, но я выхожу замуж за Вадима...

"Ну и ладно, подумаешь! Тоже мне, краля с запросами. Поступок ей подавай! Ты еще услышишь про меня! - Колька злорадно улыбнулся. - Надо пригласить ее лучшую подругу Светку на Канары. Пусть лопнет от зависти".

Он еще не знал, сколько денег лежит в пакете, но чувствовал, что очень много. Хватит не только на Канары, но и на то, чтобы кардинально поменять свою жизнь. Где-то в районе желудка приятно защекотало. Колька сжал в ладони ручки пакета и уверенно зашагал на трамвайную остановку.

Дома он наугад выдергивал из пачек купюры, разглядывал под лупой, смотрел на свет, слюнявил палец и тер им поверхность. И в который раз говорил сам себе, что деньги не фальшивые. Потом Колька раз десять пересчитал всю найденную сумму. Не потому, что боялся ошибиться, просто процесс доставлял огромное удовольствие. Ощущения были неописуемые. В ту ночь он так и не смог уснуть. А вы бы уснули? То-то же...

Колька лежал на старенькой скрипучей софе, смотрел в темноту и думал. "В банк деньги класть нельзя - могут заподозрить, а еще хуже того - настучать в милицию или налоговую. Куда же их спрятать? И как потратить?" Когда вот так реально становишься обладателем одного миллиона ста пятидесяти тысяч, нелегко распорядиться такой суммой. Колькиной фантазии явно не хватало. Ну, понятно, на Канары со Светкой он съездит - это решено. А что дальше? "Можно свою комнату в коммуналке поменять на нормальную квартиру, - думал он. - Можно машину новую купить". Софа заскрипела. Колька поднялся, чиркнул спичкой, закурил. Глядя на огромную оранжевую луну, бесцеремонно наблюдавшую за ним в окно, продолжал размышлять: "Эх, а все же хорошо бы деньги в банк положить под проценты". Он мысленно умножал и делил и пришел к выводу, что месячный доход раз в пять бы превысил его зарплату.

Утром соседка на кухне долго кричала на мужа, отвлекая Кольку от сладких фантазий, потом хлопнула входной дверью. "Ушла на работу, - подумал он. - А я сегодня плохой работник. Скажу, что зуб болел..." Колька закрыл глаза и провалился в глубокий сон.

Проснувшись, он резко соскочил с софы, распахнул шкаф и достал синий пакет. Заглянув в него, облегченно вздохнул - не приснилось. Умылся, пожарил яичницу с сардельками, сварил кофе, покурил. Потом еще раз пересчитал деньги. Так, на всякий случай. Соврал соседу, что у него день рождения, дал стольник и послал в магазин за водкой. Когда тот с большим удовольствием скрылся за дверью, у Кольки было минут десять, чтобы поговорить по телефону без свидетелей. Он снял трубку и вдруг понял, что забыл Светкин номер. "Ладно, так даже лучше", - подумал он и позвонил Ирине на работу. "Спрошу у нее. Пусть начнет завидовать прямо сейчас".

- А ее нет, - ответили на том конце. - У нее завтра свадьба.

Приятный женский голос, казалось, сообщил об этом с каким-то злорадством.

- Вы опоздали, молодой человек, - добавил голос, словно зачитывая приговор.

* * *

Ирина закрылась в своей комнате и тихо плакала. Завтра для нее начнется семейная жизнь с Вадимом. "Зачем я это делаю? - думала она, утирая слезы. - Ведь я не люблю его!" Она понимала, что изменить что-то уже поздно: было заказано кафе, приглашены гости, потрачена куча денег. И паспорта уже лежали в загсе. Она успокаивала себя тем, что любовь все равно не вечна, а у Вадима влиятельные родители, перспективная работа. И он способен ради нее на поступок. Не то что Колька. Он даже не смог подраться, когда к ним однажды пристали двое пьяных парней. Он отвел их в сторону и долго о чем-то уговаривал. Парни ушли. Но так хотелось, чтобы Колька подрался. Ради нее! Мог бы уж пару синяков получить, зато как бы ей было приятно! А он потом объяснял ей, что сила не в мускулах, а в переговорном процессе. Чудак! Когда она ушла от него, все ждала, что позвонит. А он гордый, ни разу не напомнил о себе. Значит, не любил...

В дверь позвонили. В прихожей она слышала приглушенные мужские голоса.

В квартиру что-то заносили. Потом в комнату постучала мама и требовательно сказала:

- Ирина, выйди. Это к тебе...

Прихожая, гостиная и даже кухня были уставлены цветами.

Тысячи алых голландских роз смотрели на нее. Пожилой мужчина с усталыми глазами искренне улыбнулся и протянул ей конверт.

- А это, так сказать, послание. Велено передать лично в руки невесте, - сообщил он.

"Ирина, ты не поверишь, но я по-прежнему тебя люблю. Буду рад, если ты действительно станешь счастливой. Пусть с другим. А в память о том, что между нами было, назови сына моим именем. Николай".

* * *

Колька был пьяным и поэтому спал одетым. Ему снились Канары. Он в модных шортах бродил по пляжу, держа в руках бутылку с дорогим вином и попыхивая сигарой. Все женщины строили ему глазки, а он лишь виновато улыбался и отвечал: "Сорри, мадам, ай лав Ирина..."

Проснувшись, он ощутил глухую головную боль. И все вспомнил. Про то, как напился с соседом, про свадьбу, как потратил ровно миллион на цветы. Он лежал, не открывая глаз. И вдруг почувствовал в комнате посторонний запах. Это был запах до боли знакомых духов. Он открыл глаза и поднял голову. В кресле напротив софы сидела Ирина и смотрела на него.

- Ты??? Что ты тут делаешь? У тебя же свадьба...

- Свадьбы не будет. Я поругалась с родителями и ушла из дома. Ты не против, если я у тебя поживу?

Сергей ТЕРЕНТЬЕВ.